.
Национальный информационный центр по науке и инновациям

http://www.strf.ru/material.aspx?CatalogId=221&d_no=42635

Незнание не освобождает от ответственности
Тезис «Студенты слишком пассивны», вынесенный в заголовок интервью с Дмитрием Прокопьевым на сайте Всероссийского студенческого форума, побудил Вячеслава Гильгенберга, заместителя председателя профсоюзного комитета Челябинского государственного университета, вступить в дискуссию о причинах низкой общественной активности студентов.

Екатерина Боровикова

Какие проблемы студенчества Вы видите на данный момент?

– Основная проблема заключается в том, что студенчество социально не защищено. У государства есть публичные обязательства, касающиеся студентов и не только их, – речь идет о пенсиях, стипендиях и других выплатах, которые законодательно закреплены. Большинство студентов не знают об этих обязательствах. То есть они, конечно, знают, что им полагается стипендия. Но истории с повышением базовой стипендии на 9 процентов (плюс дополнительное увеличение стипендиального фонда на 20 процентов), которого не случилось, они не слышали и даже не в курсе, что их права ущемили.

В комментарии к интервью с Дмитрием Прокопьевым Вы пишите о том, что студенты не только не знают, но и не хотят знать своих прав. Каким Вы видите решение этой проблемы?

– Власть должна быть максимально открытой, каковой она не является. Если бы студенты знали и понимали, что происходит, они бы уже завалили сообщениями блоги президента и премьера. А не хотят они знать потому, что их больше увлекают культурно-массовые мероприятия. Это очень интересная творческая деятельность, но она не дает студентам возможности задуматься над социальными вопросами. Студенты развлекаются и пока не думают о будущем. Творчество – это прекрасно, но мне кажется, что студенческая жизнь должна быть несколько многообразнее, чем она есть сейчас. Чем больше мы, профсоюзные лидеры, вместе с администрацией университетов будем уделять внимание информированию студентов и открытости своих действий, тем более интересный диалог получится у руководства со студенчеством. Если ребята-активисты будут знать, как получить стипендию губернатора, например, или какова процедура перевода с коммерческого отделения на бюджетное, тем больше вариантов решения своих проблем они нам же и предложат. А ситуации, вы уж мне поверьте, бывают разные. Возможно, тогда и обвинений в кумовстве при распределении ресурсов станет меньше.

Получается, что сейчас вся студенческая активность уходит на развлечения?

– В основном. Не могу сказать этого про всех студентов. Есть активные ребята, которые пытаются защитить не только себя, но и своих коллег – просто их не так много. В основном студенты приходят в институт учиться и жить веселой студенческой жизнью. Нет того, что было 10-20 лет назад, – взаимовыручки, социальной ответственности.

Какую работу Вы проводите, чтобы изменить ситуацию?

– Все профсоюзные организации в разных вузах занимаются примерно одним и тем же. Для того чтобы объяснить студентам их права и обязанности, проводятся школы профсоюзного студенческого актива иногда с приглашением коллег из других регионов, читаются лекции, проводятся дискуссии, в ходе которых студентам разъясняют их права, возможности получения тех или иных ресурсов. Эти школы сильно сплачивают ребят, студенты учатся работать в команде, чему способствует их заинтересованность в решении общей проблемы.

Те, кто бывает на таких школах, получив новые знания, на радостях начинают транслировать эту информацию в своих студенческих группах. Таким образом, мы немного колышем пассивный студенческий пласт, доносим до него информацию о том, что есть не только КВН и прочие развлечения, есть еще и возможность организовать летний отдых для студентов, оздоровление в профилакториях, помощь малообеспеченным или трудоустройство.

Давно ли Вы занимаетесь профсоюзной работой?

– Я вступил в профсоюз на первом курсе и работаю в нем с 2003 года. Эта работа привлекает меня тем, что я могу помочь каждому конкретному человеку – студенту, который пришел к нам в организацию за помощью. В целом, работая в профсоюзной организации, я стараюсь, чтобы студенты моего вуза чувствовали себя более защищенными в плане взаимоотношений с администрацией. Я работаю с коллегами из вузов разных городов по всей стране (Курган, Екатеринбург, Красноярск, Тюмень, Томск, Омск, Москва, Питер, Орел, Тула, Ковров, Ростов на Дону, Махачкала), мы пытаемся решить проблемы студенчества через разные структуры.

Какие это структуры?

– У нас в профсоюзе образования есть организация – Студенческий координационный совет – орган, объединяющий всех студентов для решения именно студенческих вопросов, у СКС есть структуры в округах и регионах – так называемые окружные СКС и областные (краевые, республиканские). Также мы действуем через Экспертный совет по вопросам студенчества при Комитете по образованию ГД РФ, Российские студенческие отряды, Органы по делам молодежи и др. Хочется, чтобы студентам жилось лучше, и их основная задача была, как это и написано в законе, – учиться. Все остальное должно сделать государство для того, чтобы получить в результате высококлассных специалистов. Все публичные обязательства, о которых я говорил выше, как раз должны помогать студентам получить качественное образование, не отвлекаясь на вопрос о том, где взять денег на еду.

Занимаетесь ли Вы проблемами качества образования?

– Лично я вижу в этой области проблему оценки качества образования. Отдать это на откуп студенческому сообществу – не совсем верно. Не всегда 17-18-летнему студенту понятно, хорошо читает преподаватель лекцию или плохо. Скорее тут должны подключаться такие структуры, как институты повышения квалификации преподавателей, которые могли бы компетентно дать оценку педагогическим возможностям того или иного лектора. С помощью студентов мы можем отследить другое – посещаемость занятий, подготовку студентов к семинарам. Работа же с преподавательским составом должна быть системной и затрагивать не только вопросы квалификации преподавателей, но и проблему их материального обеспечения. Когда преподаватель вынужден работать в трех-четырех вузах, чтобы кормить семью – это не дело. Он будет думать не о том, как подготовить лекцию, сделать интересную презентацию, а о том, как ему успеть на  пару в институт на другом конце города.

Государство же пытается всячески экономить на образовании. Что такое сегодня 1200 рублей? Возможно ли прожить на эту сумму целый месяц? Необходимо питаться, оплачивать проезд, приобретать одежду и учебники. А сколько денег тратят студенты на одни ксерокопии! В то же время государство желает видеть высококлассных специалистов, которые сразу после вуза начнут здорово трудиться по полученной специальности. На стипендию студент существовать не может, так как она в разы меньше прожиточного минимума, соответственно он находит подработку, пропускает занятия или спит на лекциях – отсюда тот результат, который мы имеем сейчас.

Какие вопросы Вы хотели бы затронуть на Студенческом форуме в Барнауле?

– Из всех направлений работы Форума меня больше всего интересует социальное обеспечение студенчества. Я давно работаю в этом направлении и о многом хотел бы поговорить, в том числе выяснить мнение других участников Форума. Такие мероприятия позволяют обменяться опытом, узнать, как та или иная проблема решается в каждом вузе. Возможно, где-то уже есть решение тех вопросов, над которыми я бьюсь.

Над какими проблемами Вы бьетесь? Что вызывает затруднения?

– Основная нерешенная проблема – вопрос равенства студентов-бюджетников и контрактников. Контрактники не могут лечиться в профилактории, их нельзя отправить в поездку на юг, мы не можем их принять на вузовской базе отдыха, они не получают стипендию и многое другое. На эти цели выделяются бюджетные средства, которые можно расходовать только на студентов-бюджетников.

Обсудить на форуме
researcher@