.
Ведомости
11-05-11
www.vedomosti.ru/newspaper/article/259942/nepopulyarnoe_mesto

Непопулярное место
ольше всего клиенты школ бизнеса ценят, когда в программах участвуют лучшие преподаватели, способные адаптироваться под запросы слушателей. Но в корпоративных программах и коротких тренингах лучших профессоров единицы

Дэлла Брэдшоу

Один из моих самых любимых эпизодов телесериала «Друзья» — тот, в котором Росс, палеонтолог по специальности, бросается в кофейню к друзьям, чтобы сообщить им о получении пожизненного контракта. «Я получил пожизненный контракт <...> Это самый великий день в моей профессиональной карьере. А знаете, что во всем этом лучше всего? Меня никогда не смогут уволить. Работа теперь гарантирована мне на всю жизнь. И мне больше никогда не придется волноваться», — восклицал Росс.

Пожизненный наем — это священный Грааль научного сообщества, вероятно делающий науку единственной сферой деятельности, в которой работа вам может быть гарантирована на всю жизнь, при условии что вас не поймают с поличным у кассы с запущенной в нее рукой или вы не сбежите со студенткой.

Доводы в пользу сохранения института контракта пожизненного найма имеют под собой почву: он позволяет преподавателям проводить исследования независимо от коммерческого или политического давления. Но экономический кризис поставил под вопрос обоснованность существования этого института в ситуации, когда режутся все расходы.

Как же система пожизненного найма соотносится с необходимостью зарабатывать наличные на коротких корпоративных программах, с которой сталкиваются многие ведущие бизнес-школы? Ведь академические исследования — это прекрасно для рэнкингов, но в краткосрочной перспективе они не позволяют оплачивать счета. И хотя большинство профессоров обязаны вести несколько курсов, чтобы получить степень, а также каждый год проводить определенное количество научных исследований, большинство учебных заведений не требуют от профессуры участия в краткосрочных тренингах.

Тем более пожизненная позиция не гарантирует лояльность нужного профессора до конца его жизни. Кэрол Стивенсон, декан канадской Richard Ivey School of Business, до этого работавшая в бизнесе, была очень озадачена, когда впервые узнала, что значит академическая лояльность. Во-первых, профессора должны быть дружественными по отношению к коллегам из любых учреждений, с которыми проводят совместные исследования. Во-вторых, они должны проявлять лояльность к студентам. В-третьих, быть корректными к другим преподавателям своей школы. Школа же, в которой они работают, находится в самом низу списка лояльности.

Это значит, что в большинстве бизнес-школ профессора сами решают, преподавать или нет на краткосрочных курсах. В результате количество преподавателей с пожизненным контрактом, работающих на таких программах, сильно отличается от одного учебного заведения к другому. Некоторые школы хвастаются тем, что у них на краткосрочных тренингах для руководителей работают исключительно члены их кафедр, в других их число не превышает и 10%.

Конечно, эти цифры колеблются в зависимости от состояния финансов преподавателей. По общему правилу ведущих бизнес-школ преподаватели на пожизненной позиции могут один день в неделю оказывать частные консультационные услуги. Когда поток такой работы иссякает, профессора поспешно возвращаются в школы, чтобы получить дополнительные курсы.

Но если бизнес-школы учат компании, как организовывать бизнес, управлять им и оставаться конкурентоспособными, не должны ли они сами следовать своим советам?

Деканы, которые верят в то, что члены их коллектива должны преподавать курсы в программах для руководителей, считают это лучшим способом понять нужды бизнеса и определить направление новых исследований и программ обучения. Несмотря на это, профессора школ и университетов, наиболее известные серьезными научными исследованиями, свысока смотрят на деятельность таких учреждений, как Duke Corporate Education. А ведь этот центр корпоративного обучения Duke University продает свои услуги под знаменем способности привлечь к преподаванию для корпораций самых подходящих педагогов и сотрудников из любого учебного заведения. И эта способность — именно то, что любит бизнес, — помогает Duke University занимать 1-е место в рейтинге FT на протяжении последних девяти лет.

По мере выхода компаний из рецессии многие бизнес-школы сталкиваются с огромной проблемой — как убедить профессуру преподавать на краткосрочных программах для топ-менеджеров. Западные компании, как никогда, требовательны к тому, что они хотят получить от бизнес-школ: мировая рецессия научила их выходить за пределы традиционных рынков. Бизнес-школы, которые хотят сотрудничать с мультинациональными компаниями, тоже должны перешагнуть пределы своей комфортной зоны. Если они этого не сделают, в странах с развивающейся экономикой есть достаточное количество высококлассных бизнес-школ, которые с удовольствием займут место своих более именитых соперников.