.

06-04-11
http://www.rbcdaily.ru/2011/04/06/focus/562949980006273

«В России много хороших идей, но большинство из них находится в спящем состоянии»
Зеленый свет инновационному обновлению дали во всем мире. Однако Россия, где курс на модернизацию провозглашен на самом высоком уровне, пока сильно отстает от мировых i-лидеров — США, Китая, Японии и стран Северной Европы. Почему инновации в России пробуксовывают и где выгоднее вкладываться в стартапы, в интервью корреспонденту РБК daily рассказал адъюнкт-профессор, замруководителя Центра исследований Китая японского Агентства по науке и техно­логиям Ацуси Сунами.

Беседовала Анастасия Литвинова

— Есть ли какие-нибудь четкие критерии «инновационности» страны? Например, количество выделяемых на науку денег, количество зарегистрированных международных патентов, доля высокотехнологичной продукции в общем ВВП?

— Сам термин «инновации» стал популярен лишь в последнее время. Поэтому говорить об отработанных и разработанных критериях «инновационности» пока довольно трудно. И еще труднее — определить инновационный статус той или иной страны. Изначально в качестве подобия критериев использовалась производительность труда. Считалось, что страны с высокой производительностью труда обладают высоким потенциалом инноваций. Сегодня есть два подхода. В частности, ОЭСР в качестве критериев рассматривает оценки по input и output. Под первым подразумевается количество денег, выделяемых на научно-исследовательские работы. В качестве «выхода» — результативность разработок. Считается, что к инновационным относятся те страны, где на НИОКР и НИРы идет от 2,5 до 4% ВВП. Второй входной ресурс — количество ученых и научных специалистов, задействованных в НИОКР (по отношению к населению страны), плюс нагрузка на них (в системе «человеко-час»). В качестве выходных ресурсов оценивается количество оформленных патентов и выпущенных научных статей. Как правило, по этим критериям ОЭСР приводит статистические данные.

— А каков второй подход?

— Наличие лишь статистических данных, пусть и довольно подробных, не даст четкого представления о степени развития и активности инновационной деятельности в стране. Очень важно после получения статистических данных верно их интерпретировать. Чтобы выйти на более-менее объективную оценку, нужен case study — рассмотрение конкретных примеров. В частности, если брать сферу Интернета, то можно оценить, каким образом такие гиганты, как Google или Yahoo!, добились столь значительных результатов. Что было предпосылками к этому.

— Можно ли выразить инновационность цифрами, и если да, какие бы страны оказались на пьедестале почета?

Если оценивать страны с точки зрения инновационности по стандартным, статистическим показателям, то на первые места выходят страны Северной Европы — Финляндия, Швеция. Если брать за основу второй подход, то по активности инновационных процессов лидируют США и Индия.

Сколько инновационные лидеры тратят на НИОКР?

— На 2011 год Япония запланировала 4%, Южная Корея — от 4 до 5%, Китай собирается выйти на уровень 2,5%. По Индии — всего 0,9%. Но нужно помнить, что если оценивать только цифры, то сложится впечатление, что Индия вовсе не инновационная страна. А это совсем не так.

— Что, по вашему мнению, подтолкнуло такие страны, как Япония, страны Северной Европы, к такому инновационному росту? Каковы исторические предпосылки?

— Есть две причины инновационных прорывов. Первая заключается в оптимально спроектированной инновационной системе на уровне государства. Вторая — в чистой случайности. К примеру, если говорить о Финляндии, то успехи этой страны достойны восторга. Изначально в стране IT-технологии не были развиты, но внезапно на арену вышла компания Nokia. Сложный географический рельеф, наличие портового хозяйства сформировали повышенный спрос к средствам мобильной связи. В данном случае мощнейшим потенциалом для инновационного развития стали потребности населения. Вторая — наличие конкуренции. К примеру, в Японии с самого начала было много высокотехнологичных производств в сфере малого и среднего бизнеса. Именно они поддерживают инновационный процесс.

— В плане инноваций Россия, мягко говоря, пробуксовывает. Каковы, по-вашему, причины этого явления? Может, мы не учитываем какие-то наши специфические потребности?

— При разработке своей системы России нужно учитывать опыт взлетов и падений в других странах. У вас есть много хороших идей, но большинство из них находится в спящем состоянии. Нужно соз­дать систему «откапывания» этих идей для последующей реализации и масштабирования. Кстати, этот процесс не должен быть односторонним. Глобализация, активное сотрудничество ученых разных стран может привести к созданию хорошей инновационной системы. Наступает тот период, когда в рамках одной страны сделать процесс развития инновационной системы успешным очень сложно. В Японии, например, накоплен огромный технологический запас в области энергосбережения и защиты окружающей среды, экологические технологии. Такие техно­логии — это как раз то, что остро требуется россий­ским предприятиям. То есть двусторонность в данном случае заключается в том, что Россия обладает знаниями об актуальных потребностях, а другие страны — технологиями, которые могут их решить. Эта модель взаимодействия дает огромный толчок инновационному развитию.

— Можно ли говорить об инновационной системе в России или она еще не сформирована?

— Нельзя говорить о том, что если система создана единожды, то она сохранится на долгие годы. Созданная система не является статической. С создания системы основная работа только начинается. Качество инновационной системы определяется тем, насколько она готова адаптироваться под перемены и насколько открыта для сотрудничества с другими государствами.

— Российское руководство дало зеленый свет инновациям. Но бизнесу пока не выгоден путь активного технологического обновления. Насколько верен путь «инновационного принуждения» бизнеса?

— Я понимаю позицию предприятий, которые хотят получить прибыль, причем как можно быстрее. Если же рассматривать более долгосрочные перспективы, то нужны новые идеи. Тем более что полезные ресурсы, которые сейчас подпитывают многие российские компании, имеют свойство заканчиваться. Чтобы изменить менталитет предпринимателей, чтобы они стали более креативными, важна система образования. Во-первых, качественное базовое, во-вторых, образование на практике, то есть получение новых знаний уже на рабочем месте. В последнем пунк­те Россия проседает. Нужно подумать над этим.

— В последнее время правительство России пытается предпринять шаги для возвращения на родину уехавших за рубеж ученых. Есть ли подобная программа в Китае и Индии и помогла ли она этим странам?

— В Японии очень много стажеров и научных сотрудников из Китая. Однако после определенного времени они возвращаются на родину. Происходит это потому, что правительство Китая уделяет особое внимание утечке мозгов и, соответственно, программе стимулирования возврата умов. Разумеется, Японии такой расклад не очень выгоден, но, с другой стороны, китай­ские специалисты поддерживают связи с японскими. Получается образовательная сеть для международного сотрудничества в области науки и технологий. В Индию возвращаются менее охотно — там нет и не было подобной программы. Но не все зависит от наличия или отсутствия программы стимулирования возврата. Важно, чтобы в стране были бизнес-шансы. А это уже системный вопрос. Кстати, сейчас актуально говорить не об утечке мозгов, а об их циркуляции. А это в современных реалиях совсем неплохо. Если решить вопрос приема ученых, то благодаря двусторонним связям может увеличиться объем прямых иностранных инвестиций. Плюс это стимул для развития новых видов бизнеса.

— Россияне охотно едут в Японию. А насколько японские ученые охотно едут в Россию?

— Я приехал в Россию впервые, но я бы хотел повторить этот опыт. Так и остальные: для многих японцев это очень привлекательно. Но для тех, кто знает. А таких не очень-то много. Основная проблема — недостаток информации о стране. Кстати, на Дальнем Востоке и на Сахалине уже идет совместная работа по изучению землетрясений и экологии морей. Такое сотрудничество нужно масштабировать и вводить на уровне государств.

— Предположим, что я хочу вложить деньги в какой-нибудь высокотехно­логичный стартап. В какой стране мне было бы проще и безопаснее это сделать?

— Если мы говорим о белом стартапе, то я рекомендовал бы Японию. Почему? Потому что в Японии создана достаточно хорошая система, открывающая доступ зарубежным инвесторам в экономику Японии. Она построена таким образом, что образует хорошую отдачу на вложенные средства. Плюс США. Но в США изначально все было открыто, поэтому там скопилось довольно много инвесторов, и между ними существует достаточно жесткая конкуренция. Если вы не профессионал, то там вам делать нечего. Все будет зависеть только от случайного попадания и удачи.


Обсудить на форуме
researcher@