.
известия
29-12-10
http://www.izvestia.ru/leskov/article3150111

Граф Калиостро в свете модернизации
Ни о чем в 2010 году власти не говорили так упорно, как о модернизации и инновациях. Но эти темы не взволновали общественность, прошли поверх сознания, как комета, которая чиркнув по земной атмосфере, улетает дальше в космос, оставляя граждан в недоумении по поводу того, зачем она прилетала. Дружно в конце года все заговорили о национальном вопросе, и приходится признать, что эта тема так будоражит нас, что грозит вырасти в долгожданную национальную идею. По моему убеждению, в нынешний век сплочение по национальному признаку - это даже не тупик, но свидетельство суицидного, почти первобытного упадка сознания.

Сергей Лесков, обозреватель "Известий"

Опытом истории многократно установлено, что к национальному духу общество взывает в том случае, когда по уму жить не получается. Кстати, призыв к модернизации это и есть попытка управлять паровозом с помощью знаний о маршруте, как это давно заведено у тех стран, где паровоз катит вперед, а не используется в качестве помещения для мордобоя и трибуны для обличений. Но модернизация нам сложна, а хочется дышать верой в чудо, рожденное начальством. Истинно русский гений граф Калиостро произнес: "Материализация чувственных идей есть труднейшая задача научной магии". О том, что русские не хотят знать законов, по которым живут другие народы, размышлял и философ Бердяев. Примечательно, что ему, как и графу, указали на русскую дверь.

В 2010 году я видел немало людей, которые работают на ниве модернизации и инноваций. Пока этих людей меньше, чем охранников и парковщиков. Если бы пришлось составить коллективный портрет нового племени, то первой чертой я назвал бы то, что эти люди - русские, но уже совсем не советские. Наши первые инноваторы полны оптимизма, иначе бы их давно похоронили, они открыты, свободны в мыслях, не жалуются на судьбину, знают языки и за рубежом неотличимы от иностранца. Кроме того, инноваторы не делят людей по национальному признаку, полагая, что в человеческой породе важнее иные черты. В обществе инноваторов человек, поднявший тему второсортности соседнего народа, быстро становится изгоем.

Но существует ли в природе российская модернизация или слышны только разговоры? Многие считают, что нет движения, а "Сколково" - очередной отмыв и распил. Фундамент у скептицизма прочный: кто только у нас не клялся в верности научно-техническому прогрессу. Но следует ли отсюда, что модернизация России - это всегда профанация и сказка?

В фейерверке криминальной и светской хроники мы не замечаем, что страна пришла в движение. В пределах Третьего кольца кажется, что Россия живет гламуром, в пределах Садового - винтажем, а в пределах Бульварного - гранжем. Но это заблуждение. Уверен, в России все больше людей, которые засиделись на старте и у которых чешутся руки по важному делу. Примеров - больше, чем деревьев в русском лесу. В Усолье-Сибирском под Иркутском и в Железногорске на Енисее построены заводы поликремния, это основа силовой электротехники и солнечной энергетики. В Рыбинске начали делать сверхпрочные нанотехнологические сверла и резцы. Около Кисловодска строят первую в России солнечную электростанцию, солнечные батареи привезут из Новочебоксарска в Чувашии, там тоже будет завод. В Дубне запустили в серию детекторы взрывчатки и наркотиков на базе меченых нейтронов. В Уфе открыт завод прецизионных электрохимических станков нанотехнологического уровня. Россия вышла в мировые лидеры по разработке атомных реакторов на быстрых нейтронах, до которых нынешним как Эльбрусу до Эвереста. Проект настолько перспективный, что о сотрудничестве заговорил Билл Гейтс.

В России, как на гормонах, пошли в рост суперЭВМ и GRID-технологии. Самый мощный суперкомпьютер "Ломоносов" - у МГУ, но в начале 2011 года его обгонит машина в Сарове, которая рассчитала восстановление Саяно-Шушенской ГЭС и составила модель газовых потоков "Газпрома". Это самые сильные, больше 1 тысячи терафлоп, машины в Восточной Европе, они входят в первую мировую двадцатку. Многие университеты располагают суперкомпьютерами на 20-50 терафлоп. Собран консорциум из 30 университетов, которые обладают суперЭВМ, то есть наша вузовская наука, которая десятилетия стояла на паперти, уже далеко не безоружна. Создано более 30 исследовательских университетов с достойными лабораториями. Новые федеральные университеты живут еще богаче.

В Россию стали возвращаться жертвы "утечки умов". Под Санкт-Петербургом построен завод по производству светодиодов, они экономичнее обычных лампочек в десятки раз. Эта технология разработана учениками Нобелевского лауреата Жореса Алферова, которые процветали в Германии, но предпочли вернуться домой. Во Фрязине разворачивается производство волоконных лазеров, руководит процессом лауреат американских и немецких премий профессор Валентин Гапонцев. В лучший в Европе NBIC-центр в Курчатовском институте стаями слетаются молодые ученые, клевавшие гранты за рубежом. Диапазон исследований - от горизонта до горизонта. Создана технология лечения корпусов атомных реакторов, что является главной причиной их износа, срок службы повышен до 100 лет. В попытках повторить вековое природное формирование нефти разрабатывается ускоренный процесс получения моторного топлива из водорослей. Получен геном русского человека - всего восьмой полностью расшифрованный геном в мире. Оправдан крупнейший для России грант Евросоюза на исследование рака почек, статья выходит в Nature, что пока редкость для нашей науки.

В гору пошла микроэлектроника, опровергая постулат о том, что в этой области мы отстали от Японии навсегда. В Зеленограде, рухнувшей столице советской электроники, строится завод жидких дисплеев. Рядом на "Микроне", который дважды посетил Путин, начато производство микросхем 90 мм, нужных ГЛОНАСС, автомобилям, смарт-картам. 90 мм - пристойный уровень, недаром "Микрон" первым в России стал членом Европейской ассоциации производителей электроники SEMI, которая пожелала строить в Зеленограде новейший электронный кластер.

Еще одна тенденция 2010 года - рекорд по части международных проектов. И впервые, даже если не считать "Сколково", международные проекты стали сами приходить в Россию. Не случайно профессор Гельмут Дош, директор ядерного центра Германии DESY, 10% рабочего времени решил проводить в Курчатовском центре. Еще один наш мегапроект - строительство в России международного термоядерного реактора после завершения проекта ИТЭР во Франции.

После решений президентской комиссии по модернизации в течение двух лет ожидается бурный взрыв ядерной медицины, которая обладает громадным потенциалом, но пребывает пока в обморочном состоянии. В конце декабря начались поставки в Америку редкого изотопа молибден-99, который производится в Димитровграде. На рынке радиоизотопов Россия решила стать лидером, но нам пора делать и использовать в здравоохранении собственные установки.

Было бы нечестно сказать, что модернизация победоносно марширует по стране, а страсть к инновациям решительно овладела умами. Но также нечестно было бы не заметить, что Россия пришла в движение - появилось немало точек инновационного роста и это число множится. Как сказал один умный человек, не так важно, как мы живем, еще важнее, насколько быстро мы меняемся.

В конце года бурными шутками осыпали первый за сто лет серийный частный Ё-мобиль. Но это же замечательно, потому что со звериной серьезностью можно только молчать, а инновации - дело веселое и живое.


Обсудить на форуме
researcher@
>