.
Полит.ру
10 августа 2010
http://www.polit.ru/science/2010/08/10/severinov_about_megagrants.html

Констатин Северинов рассказал о революционной программе мега-грантов
«Программа во многом революционна», – так оценил программу мега-грантов в интервью Strf.ru известный молекулярный биолог, д.биолог.н., профессор Ратгерского университета США, заведующий двумя лабораториями в Москве Константин Северинов. Он отметил, что огромный размер грантов накладывает на потенциальных грантополучателей очень большую ответственность в деле создания нового и долгоиграющего проекта.

Наталия Демина

К. Северинов подчеркнул, что, пожалуй, «впервые в российской научной практике учитывается научный уровень автора заявки на основании библиометрических показателей, принятых в развитых странах; в оценке заявок примут участие международные эксперты, и, как следствие, введено обязательное требование представления документов на английском языке». В пользу новой программы Минобрнауки говорит также и то, что она выведена из-под действия Федерального закона № 94 о госзакупках, в ней допускается гибкость в разбивке финансирования по годам.

Сам Константин подал заявку на создание новой лаборатории в Санкт-Петербургском государственном политехническом университете. На вопрос Strf.ru как в случае победы исследователь планирует совмещать работу в Санкт-Петербурге, Москве и США, он ответил, что «сначала надо получить грант».

Рассказав, что в Москве две его лаборатории находятся в разных концах города – Институт молекулярной генетики РАН (пл. Ак. Курчатова, 2) и Институт биологии гена РАН (ул. Вавилова, 34/5), он отметил, что наличие сразу двух лабораторий – «это вынужденная мера, так как в одной есть ставки, а в другой – комнаты». «По уму, конечно же, надо иметь одну лабораторию, это сэкономит массу времени и средств. Работа в Питере, скорее всего, приведёт к тому, что я смогу руководить только одной московской лабораторией», – сказал он.

К. Северинов пояснил, что его «лаборатория в Штатах требует относительно мало времени». Дело в том, что он только что успешно продлил несколько важных американских грантов, поэтому финансово работа его американской лаборатории гарантирована до 2014 г., в ней работают высококлассные специалисты, с которыми он сотрудничает много лет и они понимают друг друга с полуслова.

При создании же организации новой лаборатории в Санкт-Петербурге ему будут помогать  «опытные американские и российские сотрудники. На базе существующих лабораторий, а также учебного центра, который сформирован у нас в Институте биологии гена РАН, будет организован тренинг для сотрудников новой лаборатории».

«Полит.ру» обратилось к К. Северинову с двумя дополнительными вопросами, которые активно обсуждаются сейчас в блогах и на форумах Рунета:

- Почему вы сначала в интервью «Лента.ру» сказали, что не будете участвовать в конкурсе, а все-таки приняли в нем участие? Хотя, на мой взгляд, идея создать лабораторию в Питере – очень хорошая.

В то время, когда я давал интервью «Лента.ру» («Полит.ру» - комментарий опубликован 13 июля 2010 г.), сразу после питерской конференции российской научной диаспоры, у меня не было планов подавать заявку на грант, т.к. из-за новых правил, которое Министерство ввело в последний момент, я уже не мог подать заявку с московским вузом, с которым я исходно планировал готовить проект (слава богу, мы реально ничего и не начали делать). Ситуация с другими университетами выглядела плачевно, так как большинство тандемов ведущий-ученый ВУЗ было уже готово заранее.

Несколько провинциальных ВУЗов дали мне отворот – как позже выяснилось потому, что их ректоры просто боялись получить себе головную боль в виде проблем с местными академиками, у которых моя кандидатура, по их менению, не вызвала бы никакой радости. У меня была реальная возможность подать заявку с Новосибирским госуниверситетом, и я с удовольствием бы это сделал, учитывая очень высокий уровень науки и образования в Новосибирске и прогрессивное руководство СО РАН, которое тесно взаимодействует с НГУ. Однако удаленность от Москвы ставила под сомнение возможность моего присутствия в Новибирске в течение необхдимого времени.

После того, как интервью было уже опубликовано, появилась возможность подать заявку на конкурс вместе с Санкт-Петербургским государственным политехническим университетом («Полит.ру» - 20 мая 2010 г. СПбГПУ была присвоена категория национального исследовательского университета). Я побывал там, и мне очень понравилось. У них создан отличный центр Бионанотехнологий с современным парком биофизического оборудования, которое может быть использовано в нашей работе ("Полит.ру" - см. интервью с его директором М. Ходорковским). Руководство ВУЗа поддержало мою кандидатуру, и мы в очень короткие сроки подготовили заявку. Заявка писалась по ночам в тесном контакте с руководителем центра и была окончательно подготовлена в день моего отлета в штаты на конференцию за несколько дней до дедлайна.

- С. Иванец в своих  комментариях говорит, что вы приняли активное участие в подготовке конкурса, и в условиях конкурса учтены практически все ваши предложения, что вы являлись своего рода послом Минобрнауки, представляя программу в западных университетах. Так ли это? Если да, то не видите ли вы некоторой этической проблемы, что готовя программу, вы потом принимаете в ней участие?

Я консультировал Министерство в том, как организовывать конкурсы, основываясь на стандартном опыте конкурсов в США. Те идеи, которые я давал и которые в значительной мере воплощены специалистами министерства, ни в коей мере не делают возможность моей победы в конкурсе более вероятной. Я не предлагал идеи, которые бы сделали правила более удобными для меня лично.

Мои предложения включали лишь общепринятые мировые стандарты проведения  конкурсов научных проектов. Прежде всего, это касалось использования user friendly форм заявок, оценки ведущего ученого по его суммарному индексу цитиривания за последние 5 лет, включения списка 10 наиболее значимых работ, указание индекса Хирша, необходимости значительной по объему, но свободной по форме научной части проекта, обязательности международной экспертизы и возможно большой гибкости при использовании средств гранта. Я уверен, что специалисты министерства, занятые разработкой конкурса, много раз слышали о необходимости всего этого и, наконец, то эти критерии оказались принятыми.

Кроме того, я заручился мандатом министра А. Фурсенко, что позволило проинформировать более сотни ведущих ученых биологов и физиков о программе за месяц до того, как о ней было официально обьявлено. Это, в свою очередь, увеличило интерес к программе со стороны сильных заявителей, у которых появился шанс начать неофициальные переговоры с ВУЗами. Относительно сильный уровень заявителей по биологии в некоторой степени связан с этой подготовительной работой.

Вопрос этики моего участия в конкурсе сейчас активно обсуждается на форуме scientific.ru. Делаются всякие интересные заявления, но смысла в них нет. Как я уже сказал, выработка общих принципов проведения конкурса ни в коей степени не дает мне преференций при участии в нем. Информационная работа по привлечению сильных биологов к участию в конкурсе, которой я занимался, уменьшает, а не увеличивает мои шансы на победу. Я не принимал участия в выработке процедуры экспертизы проектов, за исключением распостранения среди специалистов министерства экспертных форм, используемых при проведении экспертиз проектов в США, Англии, Польше и Израиле. Я не имею никакой информации о том, какие эксперты будут привлечены к анализу заявок.

Наконец, я не имею никакого влияния на членов Совета по грантам, который и примет конечное решение о финансировании заявок, сообразуясь с результатами экспертизы и, возможно, с дополнительными, мне неизвестными соображениями. Моя совесть в данном случае абсолютна чиста; критикам из числа пикейных жилетов я рекомендовал бы сначала изучить вопрос, а уж потом делать «эффектные» заявления об этике моих поступков, скрываясь за анонимными никами.

* *  *

Давая оценку поступившим 507 заявкам в интервью Strf.ru, К. Северинов  также сказал, что «участие в конкурсе нескольких российских академиков, которые по совместительству являются крупными учёными, – возможно, самый важный, хотя, быть может, исходно и не планировавшийся промежуточный результат программы». При этом он уточнил, что имеет ввиду настоящих академиков, а не чистых функционеров.

«Эти люди действительно знают, как создавать работающие научные подразделения в специфических российских условиях. Статус делает их в значительной мере независимыми и позволит успешно решать различные административные проблемы, которые будут возникать при формировании новых лабораторий. Так как конечной целью программы является преодоление кризисной ситуации в российских университетах и создание в них возможностей для осмысленной научной деятельности на долгосрочную перспективу, то эти люди представляют особую ценность», – сказал К. Северинов.

«”Настоящие” иностранцы вряд ли смогут настолько постигнуть нашу реальность, чтобы создать работающий коллектив за два с небольшим года, отведённые на программу», – подчеркнул он.

Вместе с тем биолог отметил потенциальные проблемы с заявками от академиков, особенно тех, кто занимает крупные административные посты. Он полагает, что будет фактически невозможно «обеспечить объективную экспертизу их проектов (даже если предположить, что проекты действительно написаны ими)… То есть они с высокой вероятностью будут получать завышенные оценки от русских экспертов и, следовательно, иметь преимущество перед заявителями из-за границы. Так как [экспертный] совет состоит в основном из академиков, можно ожидать, что «академические» заявки будут иметь преимущество и на стадии принятия окончательных решений о финансировании».

В связи с этим К. Северинов выразил надежду, что «Министерство найдёт способ контроля выполнения обязательства четырёхмесячного пребывания в новой лаборатории и сможет заставить академических «небожителей» выполнить обязательства личного присутствия в созданных ими лабораториях. Мне довелось слышать о планах заместительницы директора одного из академических институтов создать и руководить новой лабораторией по интернету. Этого, безусловно, нужно не допустить».

См. также:


Обсудить на форуме
researcher@