.
Национальный информационный центр по науке и инновациям
28 апреля 2010
http://www.strf.ru/material.aspx?d_no=29794

Антишарашка
Проект иннограда в подмосковном Сколково уже стал предметом жарких дискуссий на страницах печатных изданий и в интернете. О том, какой будет российская Силиконовая долина, корреспондент STRF.ru беседует с одним из авторов проекта, проректором Российской экономической школы Алексеем Ситниковым.

Ирина Тимофеева

— Сколково — это проект, цель которого — создание системы воспроизводства инноваций и рождения продуктов с высокой добавленной стоимостью, конкурентоспособных на мировом рынке. Стране не нужен ещё один «закрытый посёлок», куда можно было бы проходить только по спецпропускам. Есть идея воспроизвести систему, схожую с той, которая способствовала созданию новых технологий в конце 20-го века в США, Корее, Израиле, Финляндии. Детали, конкретика проекта до сих пор находятся в разработке. Чтобы добиться ожидаемого результата, мы хотим создать наиболее благоприятные условия для привлечения предприятий и организаций, учёных и рабочих в этот инноград.

По мнению академика Сергея Алдошина, главной отличительной чертой иннограда станет то, что инициатором новых технологий, их заказчиком выступит бизнес, а не государство.

— Да, у бизнеса есть миссия заниматься исследованиями и разработками. Потому что без этого нет развития коммерческих проектов. Прямая ответственность всех компаний в мире — зарабатывать деньги. Сегодня делать это можно исключительно путём прорыва, создания нового продукта, инновационных технологий, которые повышают производительность труда. Поэтому заказ от бизнеса означает потребность в новом товаре с высокой добавленной стоимостью.

Источником инноваций бизнес быть не может. Эту роль играют учёные, инженеры, которые могут работать в исследовательских центрах частных компаний.

Кроме того, есть группы учёных, лаборатории, производящие инновационный продукт, который нужно довести до рынка, коммерциализировать его и продавать в глобальном масштабе. Отличие проекта Сколково от наукоградов в том, что созданный там новый продукт будет конкурентоспособен на мировом, а не только на российском рынке.  Потому что потребитель будет глобальным. 

Предполагается, что в рамках проекта Сколково получат продолжение все пять приоритетных направлений инновационного развития, обозначенных президентом России. Насколько это реализуемо?

— Не покажусь оригинальным, если скажу, что не все направления будут одинаково успешны, хотя мы делаем всё для этого. Но каждое из них имеет свои конкурентные преимущества, заделы. Секрет подобных Сколково инновационных проектов заключается как раз в том, что в процессе исследований появляется синергия. То, что в одном месте будут находиться специалисты по информационным технологиям, физики, химики, биологи, поможет, как показывает мировая практика, рождать новый продукт на стыке разных технологий. Было бы наивно полагать, что в иннограде будут осуществляться, например, исследования в сфере биотехнологий без захода в область информатики. Потому что это взаимосвязанные сферы, которые не противоречат друг другу.

Наша задача — создать достойную инфраструктуру, условия для возникновения синергии.

А дальше уже смотреть, что получится. Запланировать инновации невозможно. Так как они рождаются в процессе сотрудничества учёных, любящих риск венчурных капиталистов, людей, которые обеспечивают им условия для работы и нормальной жизни.

Силиконовая долина в США располагается поблизости от Стэнфордского университета. Какой институт будет служить мозговым центром для проекта Сколково?

— Это проблема и, одновременно, особенность данного проекта: на его территории не будет ведущего технологического вуза. Но практика работы мировых технических парков показывает, что достаточно иметь такой мозговой центр в радиусе нескольких десятков километров. Силиконовая долина тоже располагается не в стенах Стэнфордского университета.

Сегодня мир глобален, существует интернет, поэтому особенной роли не играет, где территориально находится учёный. Важно, над какой проблемой он работает. Но имеет значение то, что есть место, куда он может приехать в любой момент и найти для себя условия работы, подискутировать с коллегами. Ему помогут вывести его научный продукт на мировой рынок, коммерциализировать его и получать прибыль.

Для сравнения: в том же Стэнфорде почти каждый профессор технологической школы, инженерного или медицинского факультетов является соучредителем коммерческой компании, которую основал он сам с коллегами, чтобы продавать на рынке созданное ими изобретение.

У нас в России умеют доводить научное открытие до совершенства. Но не знают, как его вывести на коммерческий простор.

Может быть, стоит подумать о том, чтобы поломать эту парадигму.

Когда создавалась Силиконовая долина, не было интернета. Поэтому учёные и специалисты поселились в одном месте, стали близки географически. Сегодня Всемирная паутина позволяет осуществлять научные проекты «по горизонтали». Исследователи могут при этом жить в разных городах и странах. Нужен ли в XXI веке инноград?

— Должно быть место, где сможет сосредоточиться большая масса людей, сервисов, условий для того чтобы этот процесс пошёл. Естественно, не важно, где именно сидят учёные. Но в определённое географическое место можно привлечь крупные компании, дать им налоговые и таможенные преференции, особый визовый режим.

Не станет ли Сколково при таком особом режиме — «антишарашкой»?

— В определённом смысле — да. Главный принцип этого проекта, увеличивающий его шансы на успех вопреки всем ограничениям, которые сегодня существуют в нашей стране, это ориентация на получение прибыли, на открытость внешнему миру.

В Сколково не будет ни шлагбаумов, ни пропусков. Это скажет в пользу доступности иннограда для граждан РФ и иностранцев. Туда сможет свободно приехать любой желающий. Будет облегчено получение визы, обеспечен беспошлинный ввоз научных образцов и необходимого оборудования для исследований.

В «шарашке» никогда не рождается конкурентоспособных на мировом рынке продуктов.

Сколково будет символом XXI века. Связь со всем миром защитит его от ошибок, которые можно совершить на стадии создания проекта.

Уже сейчас идёт активная дискуссия, которая помогает исправлять недостатки, совершенствовать стратегию и тактику.

В России уже были примеры особых экономических зон. Они обернулись коррупционными схемами и криминалом. Вы не боитесь, например, что некие фирмы под видом научного оборудования начнут беспошлинно ввозить в страну через Сколково вполне коммерческие грузы?

— В иннограде будут работать очень серьёзные экспертные и организационные фильтры. Это не ограничения. Просто каждый проект должен пройти проверку международных исследователей, входящих в общественные и управляющие советы. Очень трудно будет коррумпировать такое количество людей. Первая гарантия защиты от коррупции — общественный контроль и прозрачность.

Участие в проекте во многих случаях будет означать заявку на финансирование от институтов развития, которые будут находиться в Сколково или работать аффилированно с компаниями-резидентами. А у бизнеса свой способ проверки проектов. И это тоже послужит дополнительным фильтром.

Если компании станут претендовать на массовую регистрацию в Сколково, то, по-моему, это будет хорошо. Значит, они задумываются об инновациях.

Руководители Российской академии наук жалуются, что их аспирантам по электронной почте приходят предложения о работе в иннограде. Как определить, будет ли аспирант академического института плодотворно трудиться в Сколково, если он прогрессировал в РАН под опекой опытного научного руководителя?

— Рабство в нашей стране запрещено. Чтобы РАН не решила — отпускает она молодого учёного в Сколково или нет — последнее слово будет за ним, он имеет право трудиться там, где хочет. Учёный так устроен: он работает там, где есть коллеги, общение, где ему интересно развиваться, жить.

Сколково сделает всё возможное, чтобы такого рода условия появились для работы уникальных команд на самом прогрессивном оборудовании, при самых благоприятных факторах для того, чтобы рождались инновации.

Конечно, это создаст конкуренцию академическим институтам. Это честно и справедливо, потому что финансирование науки сегодня — на высоком уровне. И общество вправе ждать результатов. Речь идёт не о фундаментальных исследованиях — это длительный процесс. А о создании на базе исследований инновационных продуктов.

Но конкуренция Сколково приобретёт глобальный характер. Потому что там будут трудиться не только россияне, но и специалисты из-за границы, соавторы, коллеги, которые будут реализовывать свои идеи на базе иннограда.

На поле коммерциализации инноваций в РФ уже работает госкорпорация «Роснано». Не будет ли она соперничать со Сколково?

— «Роснанотех» — это один из наших главных институтов развития. Чем больше будет нанопроектов в Сколково, тем лучше. Своё предназначение они выполняют, с их помощью продолжится инвестирование в инновации. На этом поприще не будет конкуренции — речь пойдёт о сотрудничестве.

Наш отечественный бизнес все годы реформ очень комфортно чувствовал себя на «сырьевой игле». Как вы заставите его переключиться на финансирование инноваций?

— «Сырьевая игла» в 90-е годы была намного короче. Нефть стоила дешевле. Да, есть фактор нежелания заниматься инновациями, когда продажа углеводородов приносит больше денег. Но, исходя из требований глобальной конкуренции, успешный бизнес не может не задумываться об инновациях. Он разрабатывает их сам в профильных отделах или покупает у научных центров. В том числе, в будущем сможет это сделать и в Сколково. Инновации не рождаются по приказу. Нельзя большому бизнесу что-то навязывать или заказывать.

Экономический кризис ясно показал, что стране становится плохо, когда падает цена нефти. Только инновационные продукты дадут нам уверенность в завтрашнем дне. Их добавленная стоимость выше. Она не регулируется политикой, конъюнктурой спроса на энергоносители.

Заместитель руководителя администрации президента Владислав Сурков заявил, что показателем успеха проекта Сколково станет наличие там трёх-четырёх Нобелевских лауреатов. Вы согласны с этим утверждением?

— Присутствие лауреатов Нобелевской премии в Сколково — это пожелание. Это признание достижений научной школы, различных направлений. Пригласить их в Подмосковье — не самая главная проблема. Важно, чтобы Сколково стало привлекательным для будущих лауреатов. Поэтому нужно создать инноград по принципу «как лучше», а не «как получится».

Многие молодые учёные интересуются, получат ли они квартиры в Сколково в личную собственность, или жилплощадь будет предоставляться только на время работы?

— Пока окончательного ответа нет. Жильё проектируется. Учёный, по-моему, должен иметь хорошую зарплату и достойные условия ипотеки. Вокруг того, что даётся даром, всегда возникает коррупция. Этого как раз мы должны избежать.

Обсудить на форуме
researcher@