.
Национальный информационный центр по науке и инновациям
21 мая 2009

В погоне за инновационной экономикой
В середине мая Госсовет Китая принял решение дополнительно выделить на НИОКР около пяти миллиардов долларов. Если учесть уже выделенные деньги, то к 2010 году сумма добавленных к запланированным объемам инвестиций на эти цели в Поднебесной достигнет восьми миллиардов долларов. В России ситуация — обратная. В России, несмотря на заявления правительства, наблюдается обратная ситуация: бюджет секвестирован, и «под нож» попали, в том числе средства, предназначенные для развития науки и внедрения инноваций. И в КНР, и в РФ правительства одинаково указывают на желание построить «экономику, основанную на знаниях», а не на экспорте, лучше пока получается у китайцев.

Денис Жуйков

Партия сказала «надо»

Безусловно, главным движителем развития инноваций в Поднебесной за последние два десятилетия остаётся политика правящей партии — на высшем уровне было признано, что существующая экспортоориентированная экономическая модель не сможет поддерживать необходимый рост ВВП (около 10 процентов ежегодно на протяжении последнего десятилетия). На днях премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао заявил, что инновации должны способствовать китайским компаниям в конкурентной борьбе за мировые рынки. «Неважно насколько сильна конкуренция, инновационные продукты найдут своё место на глобальном рынке. Китай должен играть лидирующую роль в развитии инноваций», — подчеркнул он.

Ровно год назад известный американский финансист Джордж Сорос поведал миру, что именно Китай получил наибольшую выгоду от процесса под названием «глобализация». КНР позволил расти курсу директивно недооценённого юаня, что привело к повышению инфляционных рисков в США, вынудив американцев за покупку китайских товаров платить всё большую цену, что в свою очередь положительно сказывалось на инвестициях в китайскую экономику. В прошлом месяце текущего года Сорос и вовсе заявил, что именно Китай выведет весь мир из глобального кризиса. И хотя слова глобального спекулянта можно подвергнуть сомнению, очевидно: экономика КНР, в отличие от западных стран, по-прежнему растёт, несмотря на снижение импорта, рост безработицы, дефляцию и падение доходов бюджета от налогов (до 25 процентов). Более того, во всём мире наблюдается дисбаланс между кредитами и сбережениями населения в пользу кредитов, в Китае же доля сбережений традиционно высока, и достигает 40 процентов. Проблемы, стоящие перед правительством Китая, в корне отличаются от российских или европейских — как заставить население больше тратить, повышая потребление. Лидеры Китая считают, что необходимо кратно увеличить внутреннее потребление, которое подтолкнёт рост перегретой экспортом экономики.

У Китая в отличие от западных стран другая проблема — как заставить население больше тратить свои сбережения

Всего правительство КНР выделило несколько приоритетных направлений развития инноваций: авиастроение, связь, лекарственные препараты и станкостроение. «В Китае развивают все направления (для этого хватает и финансовых, и людских ресурсов), но особенные успехи могут быть достигнуты в развитии «зелёных технологий», здравоохранении и электронных технологий. Именно в эти отрасли поступит большая часть инвестиций», — сообщил STRF.ru эксперт Economist Intelligence Unit (EIU) Дункан Иннес-Кер. Этот прогноз подтверждается и последним докладом Thomson Reuters, в котором отмечается, что с 2006 по 2008 годы в Китае было зарегистрировано больше всего патентов именно в «зелёных технологиях»: солнечной энергетике и энергетике ветра. «Я полагаю, что китайская экономика обязательно станет инновационной, но успеет ли она это сделать за несколько лет или процесс сильно растянется во времени, пока не ясно. Большим препятствием станут проблемы с интеллектуальными правами, однако если говорить о бизнес-моделях — их инновационное развитие в КНР может быть вполне успешным и быстрым», — отмечает эксперт EIU.

Как развивать?

Однако, когда речь заходит об иностранных инвестициях в КНР, сразу возникают вопросы, связанные с соблюдением интеллектуальных прав. «В КНР распространена культура незаконного копирования, существующая в течение столетий. Она бросает серьёзный вызов инновационному и технологическому прорыву. Система права недоразвита, судебное преследование практически отсутствует, а штрафы за «пиратство» смешны, хотя на самом деле проблемы с интеллектуальной собственностью уже могут быть решены во многих крупных городах (особенно в Шанхае). Это крайне важно сделать — иначе иностранные компании не будут активно инвестировать средства в китайскую экономику», — говорит Дункан Иннес-Кер.

Проще освоить чужую технологию и просто довести её до ума. Но можно ли считать подобную «доводку до ума» инновационной деятельностью?

Как отмечают эксперты, существующие в КНР бизнес-модели пока лишь имитируют инновационность — рост наиболее успешных китайских компаний основывался не на органичном развитии НИОКР и разработке действительно новых продуктов, но на «доводке до ума» уже имеющихся зарубежных технологий, на расширении товарной линейки. Конечно, гораздо проще освоить чужую технологию и просто довести её до ума, но можно ли считать подобную «доводку до ума» инновационной деятельностью? Тем не менее, Китай много лет ставил именно на эту модель инновационного развития, и с точки зрения макро-статистики — не прогадал. Более того, китайцам удалось мультиплицировать чужие технологии почти по всем сферам — от маркетинга и финансов до образования и науки.

Вероятно, именно поэтому в перспективность китайской экономики на западе верят всё больше и больше, и теперь речь идет о способности КНР производить действительно инновационные продукты. Так, известный американский финансист, суперинвестор Уоррен Баффет в прошлом году купил за 230 миллионов долларов десятипроцентную долю в китайском автопроизводителе BYD. Китайская компания, активно поощряющая развитие и внедрение инноваций, по его оценкам в перспективе станет крупнейшим производителем электромобилей в мире. Аналитики ООН также полагают, что кризис обязательно заставит экономику Китая переходить к действительно инновационному развитию. И здесь, как полагают они, у КНР добиться шансов куда больше, чем, к примеру, у России.

В РФ, к сожалению, о переходе на «инновационные рельсы» можно пока только мечтать. С одной стороны, правительство заявляет о поддержке инновационного сценария развития экономики и развития науки. На деле же, узкоотраслевые научные программы получают дополнительное финансирование, а профильные целевые программы — напротив, урезаются. По многим направлениям финансирование и вовсе сворачивается.

К тому же в рамках антикризисного бюджета реальных денег на развитие и внедрение инноваций до сих пор так и не было — все средства, выделенные в соответствие с антикризисным планом, идут на «социалку», а также поддержку банков и проблемных секторов экономики. Интересно, что об отсутствии результатов по созданию инновационной экономики уже открыто заявляют в Кремле. На прошлой неделе президент России Дмитрий Медведев на совещании в Горках заявил о создании новой комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики, так как, несмотря на «правильные программные установки», никаких «существенных изменений в технологическом уровне нашей экономики не происходит». По его словам, результатов не показал ни малый бизнес, ни технопарки, ни венчурные компании. «Всё это в основном, надо признаться откровенно, существует только на бумаге», — сказал президент.

Дмитрий Медведев признал, что несмотря на «правильные программные установки», никаких «существенных изменений в технологическом уровне нашей экономики не происходит»

Ещё раньше критике со стороны правительства подверглась существующая уже почти два года госкорпорация «Роснано», которая позиционируется как основной двигатель инноваций в стране. Однако за это время корпорацией были одобрены лишь 14 проектов. Дмитрий Медведев поставил под сомнение инновационную направленность работы «Роснано», и постановил забрать обратно в федеральный бюджет 85 миллиардов рублей, оставив «Роснано» 50 миллиардов (кстати, сумма в 85 миллиардов долларов сопоставима с годовым финансированием всего национального проекта «Образование»). Как отмечает глава «Роснано» Анатолий Чубайс, этих денег должно хватить на все запланированные проекты. В принципе, словам Чубайса можно верить, так как не было еще ни одного государственного проекта, с которым бы не справился «главный приватизатор» и «главный энергетик» России. Вопрос заключается лишь в том, какого рода эффекты возникнут в результате его деятельности.

Обсудить на форуме
researcher@