.
Национальный информационный центр по науке и инновациям
02 октября 2009

Влечение к инновациям
В минувший четверг в зале коллегии Минобрнауки прошла научно-практическая конференция «Менеджмент качества инновационной деятельности по развитию научно-технического комплекса России: практика и перспективы», сплотившая экспертов государственных и негосударственных ведомств, научных институтов и вузов в поиске рецептов вовлечения российской науки и экономики в мировую инновационную индустрию.

Наталья Быкова

Так совпало, что накануне конференции представители финансовой и политической власти в стране сделали несколько громких заявлений, которые прямо или косвенно затрагивают интересы участников всех рынков, в том числе и эфемерного инновационного. Во вторник утром, Центробанк проинформировал о снижении ставки рефинансирования до десяти процентов, а днём, на инвестиционном форуме в Сочи премьер-министр Владимир Путин рассказал о планах правительства по дальнейшей либерализации отечественного рынка. Наконец, в среду президент Дмитрий Медведев поставил задачу повышения энергоэффективности в стране, чего, по его мнению, можно добиться поэтапным отказом от использования ламп накаливания. И хотя на практике пока реализована только одна мера, касающаяся банковских кредитов, а две другие выглядят как не имеющие определённых сроков реализации, можно говорить, что появились новые темы для размышлений об инвестициях и инновациях.

Впрочем, собравшиеся на конференции эксперты вопросов отдалённых перспектив касались лишь вскользь (их наверняка будут обсуждать на последующих совещаниях), а в основном говорили о проблемах, для решения которых уже давно подготовлена аналитическая или даже законодательная база.

Стандартные умы

В первую очередь речь шла о разработке единых требований к инновационной продукции. По словам заместителя руководителя Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии Евгения Петросяна, опыт европейских стран по введению техрегламентов и госстандартов в инновационной сфере должен быть адаптирован к российской почве. «Каким образом это будет сделано, пока сказать сложно, — уточнил г-н Петросян. — Ведь суть инновации в том, что она несет новые свойства, критерии которых очень трудно заранее прописать и соответственно соблюсти. Поэтому мы постараемся очень грамотно использовать зарубежные наработки, чтобы и не чинить препятствия производителю инновационной продукции, и защитить интересы потребителя от недобросовестной рекламы и некачественного продукта под видом инновации».

Но главное, считает замруководителя агентства по техрегулированию, «стандартизировать не инновационные продукты, а инновационные головы, чтобы они задавали правильное направление производству», то есть разработать государственные стандарты в области менеджмента устойчивого развития, непрерывности бизнеса, знаний и наилучших доступных технологий (НДТ). По каждой из этих областей уже составляются примерные критерии оценок. В частности, что касается сферы НТД, создаётся реестр наилучших доступных технологий, которые руководители предприятий должны будут задействовать в производстве.

С одной стороны, меры вроде понятные и правильные, но с другой, — создающие определённые неудобства для самих инновационных менеджеров, — класса, кстати, пока еще очень немногочисленного и неустойчивого, который, наверняка не желает лишний раз подвергаться каким-то бюрократическим проверкам. Поэтому задача перед государством стоит довольно сложная, что в принципе признал и г-н Петросян, — не просто стандартизировать инновационные продукты и умы, но сделать это максимально мягко и ненавязчиво.

Академии — автономию!

Помимо инновационных менеджеров, в поле зрения контролирующих государственных органов попались высшие учебные заведения, многие из которых, по информации заместителя руководителя Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки Виктора Круглова, не соответствуют требованиям, предъявляемым государством. «В стране 1415 государственных и негосударственных вузов и 2150 филиалов. Деятельность примерно полутора тысяч заведений, в основном филиалов, вызывает сомнения, — заметил г-н Круглов. — Конечно, нельзя все их огульно закрыть, но после очередных, возможно, более жестких по сравнению с нынешними процедур лицензирования и госаккредитации количество вузов должно сократиться».

Исполнительный директор Центра экономических исследований и распространения экономической информации «Открытая экономика» Константин Киселёв предложил заодно разобраться и с фундаментальным источником отечественных инноваций — Российской академией наук, сравнив её с черным ящиком, о содержимом которого можно только догадываться. «Об эффективности работы РАН вообще нет информации, единственный критерий оценки — это статьи ученых академических институтов, опубликованные в журналах списка ВАК, который всеми критикуется. В зарубежных странах, как известно, нет государственных списков, а есть составленный на основании объективных показателей единый рейтинг журналов, на которые ориентируются все ученые», — напомнил г-н Киселёв и предложил в целях повышения прозрачности работы и повышения качества менеджмента Академии перевести РАН по образу и подобию федеральных университетов в форму автономного учреждения, а эффективность её деятельности оценивать по общепринятым в мире меркам.

Тема формирования более качественной, независимой экспертной оценки вообще очень часто звучит в выступлениях экспертов, и на нынешней конференции так же поднималась не раз. В частности, профессор ГУ «Высшая школа экономики» Александр Райков презентовал целый проект по созданию единой экспертной площадки в стране для оценки инновационных идей и бизнес-планов, на которой в режиме он-лайн дискуссии будут одновременно работать ведущие специалисты разного профиля из разных регионов страны. По словам г-на Райкова, новый инструментарий взаимодействия с математически просчитанным эффектом позволит экспертам не просто обмениваться мнениями, а целенаправленно вести обсуждение к единому решению.

Инструменты есть, инноваций нет

Рисуя перспективы применения потенциальных управленческих решений для регулирования разных циклов инновационной экономики, участники конференции вспомнили и о текущей, пока еще не очень радужной ситуации. «Создано достаточно много инструментов, с помощью которых государство собирается влиять на развитие инновационной деятельности в стране, — отметил замдиректора Департамента стратегий и перспективных проектов в образовании и науке Минобрнауки Сергей Лебедев. — В первую очередь это закон об особых экономических зонах, который, к сожалению, пока еще не дает ожидаемого эффекта, хотя всё же открываются новые предприятия по производству инновационной продукции. Так же созданы институты развития — венчурные фонды, Внешэкономбанк и госкорпорация , которая взяла на себя обязательства обеспечить к 2015 году объём рынка нанотехнологической продукции в 900 млрд. рублей. Недавно принят закон, позволяющий университетам и институтам открывать малые предприятия для коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности. Вчера президент поставил задачу по внедрению технологий энергосбережения, что тоже открывает возможности перед российскими инноваторами, так как для создания такого производства в стране есть и научная, и технологическая база. Разумеется, когда дело дойдет до приобретения технологий, преимущество на рынке получат отечественные производители».

Присутствовали на конференции и сторонники скептических настроений относительно возможности с помощью разных фондов и корпораций подкрутить настройки инновационной экономики, в частности, в теме «нано». «Я не верю в нанотехнологии, это просто жаргон, — сказал вице-президент Академии проблем качества РФ Борис Бойцов. — До большей части технических вузов не дошло это направление. Нам еще предстоит работа по привнесению культуры нанотехнологического знания в среду ученых. Сейчас же расходовать такие колоссальные средства на тему „нано“ расточительно».

А заместитель директора Межведомственного аналитического центра (МАЦ) Юрий Симачёв поделился результатами проведенных до кризиса и в период кризиса опросов руководителей предприятий различных отраслей, из которых следовало, что финансово-экономический стресс сильнейших экономик мира вопреки всем прогнозам не вдохновил отечественные предприятия на инновации. «Более трети опрошенных руководителей сказали, что инновациями в этом году не занимаются, — отметил г-н Симачёв. — Этому есть простое объяснение: пока существуют альтернативные, более доступные и простые источники получения прибыли, никто не вспомнит об инновациях. В последние два года сильно расширилась система госзаказа, не ориентированная на приобретение продукции с новыми, улучшенными качествами. В этих условиях предприятия делали то, что им выгодно, — просто наращивали производство, ориентируясь на госспрос».

В целом антикризисные меры правительства, согласно выводам совместного исследования Межведомственного ананлитического центра и Высшей школы экономики, тоже не сыграли в пользу инноваций. «Они носили компенсирующий, а не стимулирующий характер, — пояснил Юрий Симачев. — Были закрыты потери группы неконкурентоспособных предприятий, оказавшихся в период кризиса в еще более сложном положении. Понятно, что таким образом государство в первую очередь пыталось сгладить социальные издержки, но есть и другие инструменты по решению этих проблем, нежели закачка средств в производства, которые все равно уже трудно реанимировать».

Отдельно хочется отметить такой небезынтересный факт тоже «общеполитического свойства», имевший место на конференции: эксперты и в процессе выступлений и прений, и по ходу кофе-брейка то и дело вспоминали о недавней фразе президента Дмитрия Медведева о том, что «Россия упустила или почти упустила время инноваций», и искренне интересовались, кто что думает по этому поводу. Самый конкретный, примиряющий всех ответ, который хорошо ложится в завершение этой статьи, дал г-н Симачев: «Время инноваций никогда не пройдет. Несмотря на наличие проблем в этой области, движение всё равно чувствуется. Согласно опросам нашего МАЦ, в период кризиса 10 процентов отечественных предприятий повысили уровень расходов на инновации».

В общем, если посмотреть на ситуацию оптимистически (иногда всё же очень хочется быть оптимистом), можно говорить, что стакан инновационной экономики на десять процентов полон.

Обсудить на форуме
researcher@