.
Национальный информационный центр по науке и инновациям
30 сентября 2009

Глобальная экономика и фундаментальная наука
Эдуард Годик утверждает, что адекватным местом, то есть лицом, России в глобальной экономике может стать только ключевой начальный этап инновационного процесса — генерация с уровня фундаментальной науки семян инноваций и их проращивание до уровня ростков (feasibility study)
Справка STRF.ru:
Эдуард Годик, доктор физико-математических наук, консультант по инновационным технологиям

Экономика стала глобальной, обратного пути нет. Нынешний экономический кризис окончательно подтвердил это. Несмотря на сильный испуг в его начале, ни одна из уважающих себя стран не забилась обратно в свою суверенную экономическую «лунку». В новых условиях каждая страна должна найти своё место в глобальной системе разделения труда. Яркий пример государства, весьма в этом преуспевшего, — Китай, который стал нужным всему миру производителем разнообразных товаров. Необходимо как можно быстрее найти своё глобальное «лицо» и России, которая задержалась на распутье... Нынешняя её роль глобального поставщика природных ресурсов — хорошее подспорье (от Бога). Но это не более чем хорошая опора («задница») для формирования своего достойного «лица».

При выборе своего места критически важно, чтобы, с одной стороны, оно было необходимым, востребованным другими участниками мирового рынка; а с другой, реалистичным с учётом специфики своего потенциала и опыта. С этой точки зрения не видно альтернативы инновационному пути развития российской экономики. Но общие, даже самые завлекательные, лозунги («Даёшь инновации!», как и «Даёшь коммунизм!») нужно и пора, как учил «классик», сочетать с «американской деловитостью». Громкая нацеленность государства на инновации (подкреплённая значительными госсредствами) без достаточной конкретики создаёт предпосылки только для привычного «распила» госсредств. Как всегда, главное — в деталях.

Я утверждаю, что адекватным местом, то есть лицом, России в глобальной экономике может стать только ключевой начальный этап инновационного процесса — генерация с уровня фундаментальной науки семян инноваций и их проращивание до уровня ростков (feasibility study). С этого уровня развития инновационное предложение уже может быть подхвачено заинтересованным глобальным венчурным капиталом. Для этого начального (НИР-НИОКР) относительно недорогого и быстрого этапа в России пока есть всё необходимое: и сама развитая инфраструктура фундаментальной науки, которая по инерции генерирует «золотинки» инноваций, и достаточный организационный потенциал. Может пригодиться и привычный для ещё действующего старшего поколения учёных опыт социалистических хоздоговоров, когда за полученные деньги нужно было обязательно и в установленные сроки выполнить разумно сформулированное техзадание.

Для этого начального (НИР-НИОКР) относительно недорогого и быстрого этапа в России пока есть всё необходимое: и сама развитая инфраструктура фундаментальной науки, которая по инерции генерирует «золотинки» инноваций, и достаточный организационный потенциал

Что же касается последующего проведения ОКР и внедрения на российском (суверенном) заводе, то делать это на мировом уровне мы, за редким исключением, не умеем. Особенно сейчас, когда даже доставшаяся нам в наследство от СССР социалистическая промышленность основательно порушена. Здесь нам не светит...

Вообще, как давно подмечено, российской творческой натуре свойственно загораться и вначале очень активно раскручивать бизнес, но затем довольно быстро терять к нему интерес и не доводить до конца... Крайне важно эту реальность осознать и сконцентрироваться на том, где мы можем быть сильны и потому нужны остальному миру. А ОКРы и производство можно и нужно организовать вместе с заинтересованными в совместной коммерциализации инноваций партнёрами по всему миру, и там, где это экономически целесообразно. Это формирует необходимую в условиях глобальной экономики взаимозависимость партнёров. В радикально изменившихся экономических условиях сила и престиж страны определяются её вкладом (долей) в глобальной экономике, а не «суверенным» внутренним хозяйством.

Прежде чем перейти к более детальному анализу прагматики, давайте проанализируем, что выиграет и что потеряет Россия при такой стратегии.

Курс на преимущественную генерацию интеллектуального продукта и его широкую «распродажу» на мировом рынке будет способствовать развитию давно (почти 20 лет) не востребованного «интеллекта нации»

Что выиграет

Главное то, что курс на преимущественную генерацию интеллектуального продукта и его широкую «распродажу» на мировом рынке будет способствовать развитию давно (почти 20 лет) не востребованного «интеллекта нации». При социализме государство вовсю использовало фундаментальную науку, чтобы компенсировать недостаточный уровень развития промышленности. И это позволяло долгое время держать военный баланс с экономически мощной Америкой. Почему же не использовать этот мощный интеллектуальный ресурс сейчас для завоевания достойного места в глобальной экономике. В отличие от природных ресурсов, запас которых при распродаже истощается, интеллектуальный потенциал от этого только больше развивается. При этом, будучи востребован, умея подстраиваться под требования рынка, интеллект способен рождать всё более радикальные инновационные решения. Если фундаментальная наука станет приоритетно развиваться как экономически значимый общественный институт, то потянет за собой и образование, традиции которого ещё не окончательно утрачены. Будучи высажена в плодотворную рыночную почву по всему миру российская инновационная рассада прорастёт в глобальную инновационную индустрию и даст России много больший долевой возврат, «урожай» (не только в виде средств, но и опыта, престижа), чем при принудительном их выращивании в скудной почве современного российского хай-тек рынка. (Обьём которого составляет сейчас меньше процента от мирового...) И, что важно, наконец появится достойное лицо России в глобальной экономике, не нужно будет искусственных усилий по поддержанию национальной гордости. Постепенно около глобального «источника» начнёт развиваться инновационная индустрия и в самой России, причём в первую очередь наиболее наукоёмкая. Но на это нужно время.

Что потеряет

По-моему, Россия в целом только выиграет от такого выбора! Несомненно потеряет влиятельная группа пристроившихся к власти россиян (бизнесменов и чиновников), которые видят интересы государства только со своей личной потребительской позиции. Они, как правило, не понимают (и часто искренне), зачем нужна фундаментальная наука. Без вложения значительных госсредств в наиболее капиталоёмкие этапы развития инновационных проектов им останется мало, что «пилить» от инноваций. Естественно, эти люди сделают всё возможное, чтобы доказать, что России такой «экономный» вариант не подходит.

Будучи высажена в плодотворную рыночную почву по всему миру российская инновационная рассада прорастёт в глобальную инновационную индустрию и даст России много больший долевой возврат, «урожай» (не только в виде средств, но и опыта, престижа), чем при принудительном их выращивании в скудной почве современного российского хай-тек рынка

Что касается не вовлечённого в инновационное развитие населения, то здесь главное — дать простор частному предпринимательству и формированию реального потребительского рынка, не позволяя при этом искусственно «косить под инновации» тем, кто хочет «хапнуть» госсредств, разлагающих реальный бизнес и инфраструктуру. При таком реально капиталистическом развитии со стороны внутреннего рынка также быстро обозначится потребность в инновационных технологиях как главном способе повышения производительности труда. Оборонная промышленность, в той её части, которая опережает мировой уровень, будет развиваться в глобальной экономике без проблем. На ту же её часть, которая «не тянет», не имеет смысла тратить средства: лучше глобально кооперироваться с потенциальными партнёрами.

Теперь несколько подробнее про прагматику и экономику «проращивания семян инноваций» с уровня фундаментальной науки. Я об этом ранее писал в своей статье «Как прорастить семена инноваций», так что напомню коротко.

Проращивание инноваций начинается с отбора самых перспективных «семян».

Чтобы не упустить самые ценные потенциальные инновации, эксперты должны идти в научные группы и активно участвовать в анализе результатов исследований с точки зрения их инновационного потенциала

Это критически важный этап. Сейчас, как правило, это происходит по инициативе учёного, который подаёт заявку на грант в тот или иной фонд. Несмотря на последующую экспертизу, при таком порядке успех сильно зависит от «пробойности» заявителя, качества, не частого у наиболее «добротных» учёных. Чтобы не упустить самые ценные потенциальные инновации, эксперты должны идти в научные группы и активно участвовать в анализе результатов исследований с точки зрения их инновационного потенциала.

Главные критерии отбора семян инноваций

1. Потенциальный объём мирового рынка должен быть порядка миллиарда долларов. Часто удивляются, откуда такой огромный рынок, ведь объём рынка в России составляет обычно около 10 миллионов долларов? А это как раз подтверждает общепринятую оценку: объём российского хай-тек рынка составляет сейчас меньше процента от мирового. Так что ориентация на российский рынок «зарезает уже своей нормировкой» отдачу на вложенный интеллектуальный труд.

2. Существенное (не на 20—30 процентов) превосходство предлагаемого инновационного продукта по сравнению с уже имеющимися на рынке.

3. Патентная чистота предлагаемого решения и патентоспособность.

4. Предпочтение стоит отдавать относительно недорогим рыночным продуктам массового спроса.

Как за год-полтора прорастить семена инноваций до уровня ростков

1. Прежде всего подготовить и подать добротный патент: вначале, как положено, российский, затем в установленный срок — международный (PCT). Эти меры позволяют закрепить приоритет и оставляют достаточно времени для выхода на национальные стадии патентования во всех странах, отобранных позже уже с заинтересованными международными партнёрами.

2. Изготовить и испытать действующий макет на основе имеющегося лабораторного задела.

3. Продемонстрировать такой макет на нескольких международных форумах по профилю инновации. На таких форумах собираются со всего мира «инсайдеры» соответствующей отрасли индустрии: по их реакции можно оценить реальные рыночные перспективы для предлагаемого инновационного решения.

4. Подготовить проект бизнес-плана на ОКР рыночного продукта.

В совокупности пакет документов, отражающих результаты этой работы, позволяет более обоснованно оценить риск инвестирования в проект, снизить его до приемлемого для венчурного капитала уровня. С этого уровня инновационный проект приобретает уже заметную значительную стоимость на мировом рынке. Такие инновационные пакеты должны собираться в банках инновационных проектов, которые будут привлекать всегда ищущий перспективные инновации венчурный капитал и предпринимателей со всего мира. Для этого нужно организовать эффективную рекламу и маркетинг российских инноваций.

Инновационные пакеты должны собираться в банках инновационных проектов, которые будут привлекать всегда ищущий перспективные инновации венчурный капитал и предпринимателей со всего мира. Для этого нужно организовать эффективную рекламу и маркетинг российских инноваций

Простые оценки показывают, что ориентация на генерацию инноваций раннего уровня экономически очень выгодна. На проверку осуществимости инновационного предложения с уровня науки (feasibility study) ангел-инвесторы рискуют вкладывать обычно не более 100—200 тысяч долларов на год-полтора (за это они берут, как правило, около 60 процентов долевого участия). Если этот короткий первый этап проходит успешно (подтверждает начальные ожидания в направлении миллиардного мирового рынка), то оценочная стоимость инновационного пакета при привлечении средств на ОКР рыночного продукта составляет уже не менее 10 миллионов долларов: теперь избегающий риска венчурный капиталист за сотню тысяч долларов инвестиций получит только около одного процента (ведь риск заметно снижен). Рост стоимости акций всего за год получается очень неплохой — в несколько десятков или даже сотню раз! Если отобрать 100 проектов, вложить в них в целом всего 10—20 миллионов долларов и допустить, что только треть из них успешно пройдёт этот первый этап, то начальный капитал через год-полтора вырастет до нескольких сот миллионов. Далее, при допущении, что только треть из оставшихся инноваций раскрутится до ожидаемых миллиардных глобальных рынков, это всё равно даст около 10 миллиардов долларов объёма рынка для российских инновационных продуктов. А ведь российской науке по силам генерировать и тысячу (и более) инновационных проектов, особенно по мере набирания опыта. Таким образом, объём глобального рынка для российских инноваций может стать значимым для экономики страны, сравнимым с природно-ресурсным. Необходимые начальные деньги (несколько десятков миллионов долларов) лучше брать не у государства, а у потенциальных частных инвесторов, создав для этого целевой фонд российских инноваций. Вложение в такой фонд, поддерживающий множество разнообразных инновационных проектов, имеет большое преимущество для инвесторов: диверсификация инвестиций значительно снижает риск. Такой фонд мог бы работать в тесном контакте с Российским фондом фундаментальных исследований, Академией наук, Фондом Бортника и др.

Предлагаемый вариант инновационного развития России хорошо сочетается с принятыми недавно поправками в законодательство, дающими право институтам РАН и вузам создавать вокруг себя инновационные фирмы и передавать в них интеллектуальную собственность. Именно такие фирмы могли бы взяться за проращивание инновационных семян с уровня фундаментальной науки. Необходимую организационную поддержку таким фирмам — начиная с отбора наиболее перспективных инноваций, создания таких фирм и руководства ими, патентования, демонстрации инновационных макетов за рубежом, подготовки бизнес-планов на ОКР, маркетинга инновационных проектов за рубежом, и заканчивая подбором партнёров, проведением переговоров и многим другим — для начала могла бы оказывать управляющая компания при вышеупомянутом фонде российских инноваций.

Развитие современной экономики происходит главным образом за счёт обновления технологий. При этом самые эффективные технологические прорывы всегда впереди — ещё не открыты. Так уж мир устроен. Так почему же России не разместиться прямо у их источника, чтобы среди первых встречать и использовать грядущие экономические возможности?

Эдуард Годик, для STRF
Обсудить на форуме
researcher@