.
Независимая газета/наука
28.05.2008

Север и Юг федеральных университетов
Амбициозные планы правительства плохо соотносятся с реальной практикой

Ирина Дежина

Об авторе: Ирина Геннадиевна Дежина - доктор экономических наук, заведующая сектором Института мировой экономики и международных отношений РАН.

В связи с объявленными правительством планами создания в стране сети федеральных университетов имеет смысл рассмотреть, как проходит становление первых двух, образованных в конце 2006 года, – Сибирского (СФУ) и Южного (ЮФУ). Каждый из них организован путем объединения четырех вузов разного профиля с целью повышения качества подготовки специалистов в областях, приоритетных для выбранных регионов, и достижения такого уровня, который позволит им к 2015–2020 годам войти в число 100 ведущих университетов мира.

Слить, чтобы сократить

Согласно Концепциям создания федеральных университетов, они образуются в первую очередь для решения региональных задач. При этом обоснованием их размещения именно в Сибирском и Южном федеральных округах было наличие высокого научного потенциала, природных ресурсов (в случае Сибири) либо особое географическое положение (Юг России).

Характерно, что выбор регионов проводился не на конкурсной основе (во многих регионах можно найти и значительный потенциал, и проблемы, которые требуется решать) и не исходя из того, какие параметры имеют выбранные для объединения университеты, а в немалой степени зависел от уровня заинтересованности и поддержки местных властей. Политический фактор имел равное, если не большее, значение, чем экономический, и это в перспективе может оказать влияние на результаты.

Добиваться цели повышения качества образования и решения региональных проблем можно и без объединения университетов, а путем укрепления тех вузов, которые уже являются лидирующими в данном регионе. При слиянии вузов появляется ряд проблем, самыми существенными из которых можно назвать следующие.

Во-первых, вследствие объединения нескольких разнопрофильных вузов возникает несочетаемость культур и норм, существовавших в каждом отдельно взятом вузе. Преодоление этих социально-культурных различий занимает значительное время.

Во-вторых, слияние сильных и более слабых вузов далеко не всегда приводит к повышению среднего уровня вуза.

В-третьих, масштабный университет представляет собой сложную иерархическую структуру, что ограничивает гибкость управления и замедляет скорость принятия решений.

Тем не менее в основу был положен принцип слияния (присоединения) вузов, что также можно объяснить влиянием политического фактора. На правительственном уровне не раз заявлялось о том, что вузов в стране стало очень много, а качество образования падает, поэтому слияние вузов одновременно решает задачу сокращения их общего числа.

Первые полтора года становления федеральных университетов подтверждают, что реорганизация, связанная с объединением ранее независимых вузов, занимает значительную часть времени руководства федеральных университетов, замедляя, таким образом, решение стратегических задач развития.

Два вуза – две стратегии

Несмотря на схожесть стратегических установок, приоритеты двух федеральных университетов не совпадают по ряду параметров. Наибольшие расхождения связаны с тем, какое место отводится науке в деятельности университета.

Южный федеральный университет по своим целям является более научно и инновационно ориентированным, чем его сибирский собрат. Разница видна по целевым показателям, достичь которые запланировано к 2015 году. В ЮФУ расходы на НИОКР должны составить половину консолидированного бюджета вуза, в СФУ – 15%; объемы финансирования научно-исследовательских работ в расчете на одного штатного сотрудника из профессорско-преподавательского состава (ППС) – 250 тыс. руб. в год и 150 тыс. руб. в год соответственно. При этом СФУ ориентируется на работу с крупными корпорациями, расположенными в регионе, такими, как «Норильский никель», «Ванкорнефть», РУСАЛ и другими, через создание совместных лабораторий и формирование студенческих исследовательских групп (см. «НГ-науку» от 23.04.08). Такой подход достаточно перспективен, поэтому в планах могли быть заложены более высокие показатели удельных расходов на НИОКР.

Если судить по целевым показателям, то планы ЮФУ в большей мере соответствуют практике ведущих исследовательских университетов мира – таких, например, как Массачусеттский технологический институт или Гарвардский университет, где финансирование НИОКР составляет в среднем половину бюджетов вузов. Причем для лучших университетов мира характерно проведение исследований высокого уровня, в которых участвуют лучшие профессора и студенты. Среди ведущих университетов значительное число частных, у которых больше возможностей привлекать самых известных ученых и платить им более высокую заработную плату. При этом отличительная черта этих университетов заключается в том, что среди профессорско-преподавательского состава значительную долю (от 30% до 60%) составляют специалисты, привлеченные из-за рубежа.

Руководство федеральных университетов также придает большое значение приглашению преподавателей и ученых из-за рубежа. Так, в планах ЮФУ довести со временем их долю до 30% общей численности ППС. Вместе с тем в число целевых индикаторов доля приглашаемых из-за рубежа специалистов не входит, и университеты планируют этим заниматься в инициативном порядке.

Опора на развитие науки и инновационной деятельности в ведущих университетах мира обуславливает и то, что там число магистрантов и аспирантов, как правило, превышает количество обучающихся в бакалавриате. В СФУ и ЮФУ целевые показатели удельного веса бакалавров и магистров в общем приеме в федеральные университеты, которые должны быть достигнуты к 2015 году, составляют 60% для бакалавров и 30% для магистров. Такие ориентиры мало способствуют достижению цели вхождения в число мировых лидеров.

Аналогичная картина характерна и для такого важного параметра, как удельный вес иностранных студентов, который в ведущих университетах мира достаточно высок. Обычно он колеблется на уровне 20–25% от общего числа учащихся. В Сибирском федеральном университете доля иностранных студентов и аспирантов должна вырасти с нынешних 0,4% до 7%, в ЮФУ – с 1,2% до 5%. Таким образом, запланированные показатели в четыре раза меньше, чем по ведущим университетам мира.

Федералистские страдания

Вместе с тем целевые индикаторы – это некие ориентиры, которые формально не так сложно скорректировать. Значительно большую проблему представляет то, что федеральные университеты должны разворачивать свою работу в отнюдь не оптимальных для них условиях.

Первое и самое важное – федеральным университетам довольно сложно привлекать лучших, в том числе зарубежных, ученых, поскольку они не могут предложить эксклюзивные зарплаты. Пока на сотрудников федеральных университетов распространяются те же низкие бюджетные ставки и нормативы, что и на остальные вузы.

Проблему заработной платы в федеральных университетах правительство могло бы решить, тем более что и прецедент уже есть: в указе президента РФ о создании на базе РНЦ «Курчатовский институт» пилотного национального исследовательского центра отдельной строкой прописано, что необходимо «предусмотреть установление системы оплаты труда сотрудников и руководителей национального исследовательского центра «Курчатовский институт», обеспечивающей эффективное выполнение задач, возлагаемых на национальный исследовательский центр». Федеральные университеты по значимости своей миссии и решаемых задач не уступают национальному исследовательскому центру.

Несмотря на выделенные федеральным университетам значительные бюджетные средства, направления их расходования строго ограниченны. Они могут тратиться только на закупку учебного и уникального научного оборудования, капитальный ремонт, стажировки сотрудников, на создание новых учебных программ и учебно-методического обеспечения. Поэтому, например, делать ремонт помещений и закупать новое оборудование на эти средства можно, а оплачивать работу персонала, обслуживающего дорогостоящее оборудование и поддерживающего его в рабочем состоянии, – нет.

Более того, это финансирование не гарантировано – в федеральном бюджете на 2009–2010 годы средства университетам пока отдельной строкой не выделены, а только обещаны. Самостоятельная проблема – выделение бюджетных средств с запозданием. Это затрудняет их расходование до конца бюджетного года: закупка оборудования осуществляется по тендерам, при этом сложное оборудование иногда поставляется в течение 6–9 месяцев; капитальный ремонт можно проводить не в любое время, ведь надо учитывать учебный процесс.

Второе. Федеральные университеты не могут предложить профессорско-преподавательскому составу условия, позволяющие эффективно сочетать научную работу и преподавание. Учебная нагрузка в федеральных университетах регулируется теми же нормами, что и для всех остальных университетов. На них не распространяются нормативы соотношения между студентами и преподавателями, которые введены для таких элитных вузов, как, например, МГУ имени М.В.Ломоносова, где на одного преподавателя приходится четыре студента. Для федеральных университетов это соотношение составляет 1:10.

То же касается возможности разрабатывать собственные образовательные программы. Планируется, что МГУ и СПбГУ смогут это делать, тогда как двум уже созданным федеральным университетам такого разрешения не дано.

Третье. Возможности финансирования НИОКР за счет конкурсно распределяемых бюджетных средств (например, в рамках федеральных целевых программ) оказались ограниченными после слияния университетов. Дело в том, что согласно действующему законодательству в конкурсах на право заключения государственных контрактов могут участвовать только юридические лица и от юридического лица можно подать только одну заявку. Поэтому если раньше каждый из объединившихся вузов мог подавать заявки на конкурсы, то теперь от СФУ или ЮФУ, несмотря на их размеры и специфику, может подаваться одна заявка.

Заметим, что данная проблема касается не только федеральных университетов, но и всех крупных вузов, имеющих сильную научную базу. И она обострилась в связи с тем, что в последние годы происходило сокращение числа юридических лиц, в том числе за счет присоединения НИИ вузов к материнским университетам в качестве структурных подразделений.

Четвертое. Инновационная деятельность, которую должны развивать федеральные университеты и которая может быть дополнительным привлекательным фактором для молодых и инициативных преподавателей и ученых, ограничена действующими нормами. Эти нормы касаются условий создания малых инновационных предприятий, регулирования работы профессорско-преподавательского состава с точки зрения распределения времени между преподаванием и инновационной (коммерческой) деятельностью, определения прав на интеллектуальную собственность и рядом других. Так, долго разрабатывавшийся законопроект «О передаче технологий», на который возлагались большие надежды, в настоящем своем виде не облегчает, а в лучшем случае не меняет положения вещей.

Испорченные индикаторы

Планируется, что федеральные университеты перейдут в статус автономных учреждений, и это снимет часть проблем. Однако предсказать результаты организационно-правовых изменений сложно. Перспектива перехода в новый статус вызывает сопротивление у большинства работников университетов. Это и боязнь потерять гарантированное бюджетное финансирование, и опасение общего ухудшения экономического положения университетов в связи с меняющейся системой их налогообложения. Кроме того, пока даже на концептуальном уровне не вполне понятно, как должны оцениваться услуги, которые государство будет заказывать федеральным университетам.

Резюмируя, можно сделать следующие выводы.

Перед федеральными университетами правительство поставило амбициозную цель выведения российского высшего образования на мировой уровень и для ее достижения выделило значительные бюджетные средства. Однако этим фактически и ограничиваются стимулы и меры государства для того, чтобы содействовать федеральным университетам стать исследовательскими университетами мирового уровня.

Эффективность решения поставленных перед университетами задач будет оцениваться набором целевых показателей. Подбор индикаторов демонстрирует явный недоучет мирового опыта. Так, не предполагается оценивать такие признанные международным университетским и научным сообществом параметры, как доля приглашаемых из-за рубежа ученых и преподавателей, объемы контрактных НИОКР с промышленностью, удельный вес студентов, участвующих в научной работе и ряд других.

Пока индикаторы не позволяют оценить реальные результаты работы университетов. Очень показательно, что СФУ и ЮФУ уже в 2007 году «автоматически» решили задачу вхождения в первую десятку классических университетов страны, рейтинг которых определяется на основе методики Министерства образования и науки. Результат был получен только за счет эффекта объединения вузов, безо всяких усилий со стороны университетов.

Показатели работы классического университета, объединенные с показателями работы отраслевых вузов, в сумме дали количественные параметры результатов, которые вывели, например, ЮФУ, на четвертое место в рейтинге классических университетов страны. Это свидетельствует о том, что принципы построения рейтинга Министерства образования и науки не позволяют улавливать сдвиги и качественные изменения.

Однако наиболее серьезная проблема – сильная зарегулированность работы федеральных университетов. Для них не устранен ряд ограничений, которые препятствуют выполнению их миссии и достижению поставленных целей. Основными проблемами федеральных университетов, унаследованными ими от объединившихся вузов, являются устарелое научное и учебное оборудование, старые методы организации преподавательской и научной работы, низкая инновационная активность, невысокий уровень коммерциализации результатов НИОКР. Если первая проблема решается за счет бюджетных вливаний, то остальные требуют от государства более гибких подходов, в том числе снятия многочисленных административных барьеров.

Обсудить на форуме
researcher@