.
Academ.Info
18.04.08

Академик Фортов решил укрепиться Академгородком
Александр Галичанин

16 апреля в Малом зале Дома ученых выступил Владимир Фортов, директор Объединенного института высоких температур Российской академии наук (РАН), академик-секретарь отделения энергетики, машиностроения, механики и процессов управления РАН и один из кандидатов на пост президента РАН на предстоящих выборах. Академик Фортов опроверг свою репутацию "консерватора", предложив ряд существенных изменений политики РАН, которые должны активизировать диалог Академии наук с обществом и властью и значительно увеличить значение этой организации.



Напомним, что сейчас на пост президента РАН выдвинуто три кандидатуры: Валерий Черешнев, председатель Уральского отделения РАН, председатель комитета по науке и технологиям Государственной думы РФ, нынешний глава Академии наук Юрий Осипов и Владимир Фортов. Последних двух в федеральных СМИ назвали наиболее вероятными кандидатами в победители, напомнив, что в итоговом варианте устава РАН появились определенные уступки правительству, но исчезли возрастные ограничения для председателя, а г-н Осипов как раз перешагнул 70-летний рубеж. Г-на Фортова назвали лидером консервативной оппозиции, критикующей действующего председателя за "мягкотелость" и уступки властям в реформе РАН.


Несмотря на это, Владимир Фортов сделал перед учеными Академгородка ряд неожиданных заявлений, как технических, так и идеологических, фактически озвучив тезисы своей предвыборной программы. Прежде всего, он предложил более эффективно управлять собственностью Академии наук по примеру ректора Московского государственного университета Виктора Садовничего и использовать эти средства для выплаты пенсий ветеранам РАН и строительства служебного жилья для сдачи в аренду по льготным ценам.

 

Для ведомственного жилья Академии наук, по мнению оратора, сославшегося на опыт Цукубы, японского аналога Академгородка, должны существовать механизмы приватизации, если сотрудник-арендатор к определенному сроку стал удовлетворять строго измеряемым критериям профессионализма: "Если вы, молодой человек, нанимаетесь на работу (в Цукубе – прим. автора), вам дают жилье, которое позволяет жить и работать. Если вы к 35 годам не стали кем-то, то выкатываетесь за борт, иначе можете приватизировать (жилье – прим. автора), но не раньше".

 

Академик Фортов признал необходимость измеряемых "жестких критериев" эффективности работы научных сотрудников, и хотя он продемонстрировал ироничное отношение к существующей сейчас системе оценки (ПРНД), все же, по его мнению, ПРНД нужно просто "доработать". Еще одной мерой социальной поддержки может стать введение степени "государственных профессоров", промежуточной ступени между доктором наук и членом-корреспондентом РАН. За счет этого довольно эффективная и многочисленная категория ученых (по оценкам Владимира Фортова, в нее могут войти около 5 тыс. научных сотрудников) сможет получить дополнительные дотации как на свое содержание, так и на содержание своих студентов и аспирантов.


Что касается системы РАН в целом, то, по мнению выступающего, ее преимуществами являются "самоуправляемость, свобода, демократия, выборность всех структур от и до, независимость", которые "должны быть сохранены безусловно". В частности Владимир Фортов предложил "радикально повысить роль отделений" РАН, чтобы те "имели ресурсы в своих руках". "Нужно дать отделениям возможность зарабатывать деньги и тратить их на научные вещи и социальное обеспечение", – отметил он. В рамках еще одной идеи – ротации административных кадров – упоминалось ограничение времени пребывания на руководящих постах в Академии наук от академиков-секретарей отделений и выше двумя сроками: "Как показывает опыт различных сфер, это лучшее лекарство от разных болезней, включая застой, коррупцию, кумовство". Кандидат на высший пост в Академии наук также обвинил организацию в бюрократизации, которая поглощает ресурсы и лишает ученых времени на научную работу. Он привел пример "ядерного проекта", начавшегося "с тетрадки в клеточку, которую заполнил Игорь Васильевич Курчатов и которой оказалось достаточно, чтобы запустить колоссальный проект".


С точки зрения кандидата в президенты РАН, необходимо усилить роль Академии в жизни страны, в частности разработать в ближайшее время подробную стратегию развития России, обязательно включающую техническую политику, и предложить ее власти. "Если власть не ставит перед нами такой задачи, то мы сами должны ее поставить", – заявил г-н Фортов. Он сказал, что обществу нужна структура, которая будет заниматься сразу целым спектром направлений исследований. "Мы обязаны рисковать, мы должны вести те направления, которые не то что бюрократам – большинству людей пока не нужны. Может быть, мы ошибемся, скорее всего, мы ошибемся", – подытожил академик. Но, по его мнению, эффект от фундаментальной науки не обязательно представим в виде технологий (хотя к этому, безусловно, нужно стремиться): "Образование – вторая и важнейшая часть фундаментальной науки". И фундаментальная наука должна стать кадровым резервом для общества, донором высококвалифицированных кадров для важнейших стратегических проектов, способных решить любые прикладные задачи, имея опыт решения фундаментальных задач.


Николай Диканский, ректор НГУ в 1997-2007 гг., поинтересовался, "когда же в России появятся научные мегапроекты", и сразу же назвал несколько европейских проектов такого рода с бюджетами в сотни миллионов и миллиарды евро. Отвечая ему, Владимир Фортов резко раскритиковал существующий в нашей стране механизм принятия решений (даже назвал его "отсутствующим") и привел модельный пример, когда можно прийти в министерство образования и науки, чтобы утвердить масштабный проект, например, по изучению W-бозонов. В России чиновник может в этом случае посмотреть на приоритеты (г-н Фортов назвал их "приоритетами в кавычках") научных исследований РАН, увидеть, что никаких бозонов в словосочетании "ядерная и экологически чистая энергетика" нет, и отказать на этом формальном основании. На Западе, по словам оратора, механизм принятия таких решений "работает как часы" – есть понятная система получения одобрения общества и государства, правда, для этого приходится объяснять, что именно нужно ученым, зачем они хотят это сделать, что даст реализация того или иного проекта. "Необходимо какое-то общественное обсуждение, понимаете?!" – попытался донести свою позицию гость Академгородка.


Он предложил существенно изменить отношение к обычным гражданам и призвал ученых не замыкаться в своей среде. "Общество должно знать, чем мы занимаемся, какие у нас проблемы. Не нужно бояться дискуссий. К сожалению, многие ученые стараются от этого уходить – я убежден, что уйти от этого нам не удастся", – озвучил ключевую идею своей программы академик Фортов. Для этого "работа со СМИ должна быть изменена кардинальным образом", чтобы Академия наук могла "проводить в хорошем смысле этого слова агрессивную, наступательную политику".


В то же время хотя выборы президента РАН состоятся только 1 июня, по некоторым данным, шансы Владимира Фортова на избрание весьма невысоки, так что вопрос изменений в политике Академии наук в отношениях с обществом и властью остается открытым. Реализуются ли изложенные выше идеи и предложения, покажет будущее. Мы будем следить за развитием событий.


Александр Галичанин,
специально для Новостей Академгородка Academ.info

Обсудить на форуме
researcher@