.
Русский журнал
24 января 2008 г.

Berufsverbot, или Запрет на одну конкретную профессию
Госдума в первом чтении приняла поправки в закон "Об образовании" и "О высшем и послевузовском профессиональном образовании". Они расширяют перечень обстоятельств, запрещающих заниматься педагогической деятельностью. Нельзя не согласиться с мнением некоторых депутатов, что такое решение является нарушением прав человека. Дальше может последовать запрет на профессию для членов оппозиционных партий, и вообще - для всех неугодных.

Наталья Иванова-Гладильщикова

Больным и судимым - запретить учить

Получается, что первый образовательный законопроект в новой Думе связан с запретом на профессию. Впрочем, по уверениям заместителя министра образования и науки Юрия Сентюрина и нового руководителя думского комитета по образованию Григория Балыхина, законопроект носит чисто технический характер. Он всего лишь направлен на приведение законодательства об образовании в соответствие с Трудовым кодексом РФ (поправки, которые ввели новые нормы труда, были внесены в Трудовой кодекс в июне 2006 года).

Итак, кого теперь не допустят к занятиям педагогической деятельностью? Тех, в отношении кого действует приговор суда о лишении права преподавать; тех, кто имеет неснятую или непогашенную судимость за умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления; а также лиц, признанных недееспособными. А еще - педагогов, имеющих заболевания, предусмотренные неким таинственным перечнем, который отныне будет утверждаться Минздравсоцразвития.

Кроме того, в законопроекте записано, что трудовые договоры с преподавателями вузов могут заключаться как на неопределенный срок, так и на срок, определенный сторонами трудового договора. И еще: заключению трудового договора на замещение должности научно-педагогического работника вуза и переводу на новую должность отныне будет предшествовать его избрание по конкурсу. До истечения срока избрания по конкурсу или в течение срока срочного трудового договора для подтверждения соответствия занимаемой должности может проводиться аттестация.

Зато теперь не будет конкурсов на замещение должностей декана факультета и заведующего кафедрой... Они являются выборными, а порядок проведения выборов устанавливается уставами вуза.

Стать президентом можно со всеми заболеваниями, а педагогом - нет

Несмотря на уверения в том, что закон носит технический характер, многие депутаты с этим не согласились. Заместитель председателя Госдумы Владимир Жириновский усмотрел в законе начало кампании по ограничению прав граждан: "В Европе сняты все запреты на трудовую деятельность. И любое ограничение считается нарушением прав человека. На каком основании мы мешаем человеку работать? Ведь это легко переходит в политическую плоскость. В Германии после войны был принят закон о запрете на профессию. И коммунистов тогда выгнали из всех сфер управления, и особенно - из образования. Немцы пострадали из-за этого. Сейчас у них нет никаких ограничений. А мы их начинаем вводить. Сначала - по болезням. Но у нас есть закон о противодействии экстремистской деятельности. Достаточно ввести в него маленькую поправку, и представители таких партий не смогут занимать какие-то должности, быть где-то избранными, заниматься трудовой деятельностью". (Мысль Жириновского потом развил депутат от КПРФ Владимир Кашин, заявивший: "Я могу привести десятки примеров, когда доктора наук, академики лишаются права быть деканами, ректорами, если они не являются представителями правящей партии. И в этом смысле прав Владимир Вольфович, когда он говорит, что мы обязаны защищать права наших нормальных людей на профессию и на труд").

Трудно было (как ни странно!) не согласиться с Жириновским, когда он спрашивал чиновников: "И вообще, чем вызваны эти поправки в закон? Очень много у нас сегодня педагогов, которые хотят заниматься этой деятельностью, и появилась возможность их фильтровать? Или появилось слишком много людей с различными заболеваниями и это может нанести вред? Мы много лет говорим, что не хватает педагогических работников: на селе, в провинции, лиц мужского пола. А здесь, насколько я понимаю, эти ограничения отсекут часть людей. В чем необходимость? Статистика зашкаливает или это зуд чиновников, желающих что-то сделать, чтобы как-то двигалось законодательство, связанное с образованием?" (И правда, все запланированные образовательные законы приняты в прошлом году. Остается несколько вариантов: либо их отменять, либо совершенствовать, либо - приводить законы в "техническое соответствие").

По мнению Жириновского, с помощью таких поправок к законам мы поможем чиновникам на местах избавляться от неугодных по политическим причинам педагогов. Надо будет убрать педагога, быстренько через местный парламент добавят в перечень заболеваний то, которое у него есть. Скажут, например: у тебя диабет, нужно делать укол каждые три часа. Дети это видят, им это неприятно.

"Но самое главное, - сказал Владимир Жириновский, - что это противоречит нашей Конституции. Получается, что для занятий политической деятельностью у нас меньше ограничений, чем для педагогической. Стать президентом России можно со всеми заболеваниями. Никакого ограничения тут нет, кроме двух позиций: недееспособный и имеющий приговор, вступивший в законную силу. И когда мы другими законами вводим дополнительные ограничения, мы нарушаем Конституцию. Тогда давайте менять Конституцию. Я вас уверяю: через три года в этом зале вы будете голосовать за отмену этих поправок об ограничении на трудовую деятельность. ...Никогда гражданин России не возглавит парламентскую ассамблею Совета Европы, ОБСЕ... И все из-за нашего законодательства. Я призываю депутатов с особым вниманием относиться к законам, в которых мы вводим какие-либо ограничения. Вся Европа идет к тому, чтобы снять любые ограничения. Люди передвигаются по европейским странам, работают, где хотят; проблемы любого человека решаются в масштабах всего Евросоюза. А мы внутри продолжаем вводить свои ограничительные законы: торговать - не можешь, педагогом быть - не можешь, жить - не можешь; дай справку, дай регистрацию. Мы сами демонстрируем, что до сих пор не можем избавиться от отрицательного наследия советского прошлого".

Инвалидов пытались лишить права на госслужбу, теперь взялись за педагогов

Фракция Компартии РФ приняла решение в первом чтении поддержать этот законопроект. Однако с тремя серьезными оговорками. О них собравшимся рассказал депутат Олег Смолин.

Оговорка первая касается Конституции, пункт третий статьи 55, которой гласит: права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц и т.д.

То есть, по мнению фракции Компартии РФ, ограничение на педагогический труд тоже нужно устанавливать законом, а не подзаконным актом.

Позиция вторая связана с перечнем преступлений, за которые могут накладываться наказания в виде запрета на педагогический труд.

"Нам кажется, - сказал Олег Смолин, - что предложения правительства, зафиксированные в Трудовом кодексе, слишком просты. Привожу элементарный пример: предлагается лишить права на педагогический труд только тех, кто совершил тяжкие и особо тяжкие преступления. Однако преступления, связанные с развратными действиями, необязательно будут относиться к тяжким и особо тяжким. Я считаю, что в тех случаях, когда речь идет о преступлениях против личности, действительно необходимо ограничивать право на педагогический труд". (Чуть позже Олега Смолина поддержал депутат Николай Коломейцев: "Почему нельзя законом отстранять от работы с детьми не сроком осужденности, а педофилов, совратителей молодежи. Их нельзя подпускать на пушечный выстрел к детям. Но в законе это не прописано".)

"Что же касается тяжких преступлений, - продолжал Олег Смолин, - то вполне может быть и такая ситуация: директор школы, которому компьютеры привезли, но не дали денег на программное обеспечение, устанавливает нелицензионное оборудование фирмы Била Гейтса, после чего его приговаривают к соответствующему сроку. Преступление признается (по новому нашему Уголовному кодексу) тяжким. И мы лишаем человека права на педагогический труд непонятно за что".

И третья позиция. Первоначально в законе "Об образовании" 1992-1996 годов подобные ограничения на педагогическую деятельность предполагались только законом. Затем были введены положения, которые определялись правительством. Теперь - только одним министерством.

"Я хорошо отношусь к любому министерству, - сказал Олег Смолин, - но хотел бы напомнить известную историю о том, как в Минздравсоцразвития были разосланы предложения, фактически лишающие всех инвалидов права заниматься государственной службой. Мы не исключаем, что подобные вещи будут предложены и в части занятий педагогической деятельностью. И тогда речь действительно пойдет о грубейших нарушениях прав человека".

Именно поэтому Олег Смолин настаивал на том, чтобы перечень болезней, запрещающий заниматься педагогической деятельностью, заранее согласовывался с парламентскими комитетами и был представлен образовательному сообществу и гражданскому обществу (для того, чтобы исключить возможности злоупотреблений). Пока же список заболеваний, запрещающий заниматься педагогической деятельностью, остается за семью печатями. Его почему-то можно получить только по депутатскому запросу.

P.S.: Понятно, что школьников и студентов необходимо ограждать от людей недостойных. И здесь - огромное поле для деятельности попечительских советов школ, родителей. Да и вообще, остро назрела проблема улучшения педагогического образования. Многие из нас сталкиваются с учителями, которых на пушечный выстрел нельзя подпускать к детям (издевательства, необъективность, случаи педофилии; да просто неумение учить!). А в итоге ломаются судьбы, многие навсегда разочаровываются в образовании как таковом. Если же у учителя дар от Бога, то какая разница - инвалид он или нет (если у него есть силы и желание работать)? А новый законопроект может лишить его такой возможности.

А вообще, может быть, стоит с точки зрения здоровья, "нравственной чистоты" и дееспособности "пройтись" по всем госслужащим, думцам, юристам, врачам, милиционерам, работникам социальной сферы? По всем, кто связан с решением судьбы человека. Это не призыв, а праздное размышление (или логическое следствие), которое навеяло рассмотрение законопроекта о запрете на одну конкретную профессию.

Обсудить на форуме
researcher@