.
опек.ru

Минобрнауки РФ: достижения очевидны

В минувшую среду 19 декабря министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко и его непосредственные починенные на заседании министерской коллегии подвели итоги своей работы в уходящем году. В центре внимания были законодательная деятельность в профильных областях и федеральная целевая программа по науке и технике.
Иван Стерлигов

Собравшиеся согласились, что сделано многое, но предстоит сделать еще больше.

От образования - к науке

О результатах подготовки законопроектов докладывали главы министерских департаментов образовательной, научно-инновационной политики и воспитания детей Игорь Реморенко, Александр Хлунов и Алина Левитская.

Содержательно более всего министерские законотворцы преуспели в сфере образования: как констатировали в МОН, на конец 2007 года общая законодательная система в этой сфере практически сложилась.

Действительно, приняты основополагающие законы о введении ЕГЭ и двухуровневого высшего образования, установлена обязательность и бесплатность среднего общего образования, и это – большое достижение. Готовится законопроект о лицензировании и аккредитации духовных учебных заведений, а с 1 сентября 2008 года на 200 р. будут повышены стипендии студентам. Главной задачей на будущее г-н Реморенко назвал кодификацию всего многообразия образовательного законодательства. Впрочем, бывший глава комитета Государственной думы по образованию и науке, а ныне руководитель Рособразования Николай Булаев заметил, что на это потребуются многие годы.

Кстати, о Госдуме старого и нового созывов говорилось много. Представитель правительства РФ в Госдуме Андрей Логинов сообщил, что комитета по образованию и науке больше не будет, его разделят. Образование, скорее всего, отойдет к бывшему главе Рособразования Григорию Балыхину.

- Такая вот красивая рокировочка, - порадовался за коллег г-н Логинов.

К думской науке добавятся «наукоемкие технологии», т.е. ряд вопросов, связанных с Роснанотехом, авиа- и судостроительными госкорпорациями. Вокруг такого важного комитета разгорелась борьба – с одной стороны, на него претендует известный инноватор-единоросс Андрей Кокошин (широко известен проект ЕР «Фабрика мысли»), с другой - его уже обещали «Справедливой России».

- Нужно быть готовыми к появлению новых людей, даже не из ЕР, - предостерег коллегию Андрей Логинов, на что получил от министра ответ, что главное – не партийная принадлежность, а плодотворная работа.

О плодотворности законодательной работы в научно-инновационной сфере отчитывался Александр Витальевич Хлунов, по мнению которого главным результатом уходящего года стало законодательное закрепление государственного статуса академий наук.

С другими инициативами дело сложнее, особенно много трудностей возникло с принятием 4 части ГК РФ, регулирующей оборот интеллектуальной собственности. Например, глава ОПОРЫ России Сергей Борисов поинтересовался, какова судьба направленного еще в 2006 году в правительство законопроекта «О передаче технологий…», без которого затруднено инновационное развитие малого бизнеса. Выяснилось, что проект весь год дорабатывался, и лишь сейчас повторно внесен в правительство, как и проект закона «О патентных поверенных…». По словам Александра Хлунова, эти два законопроекта «рекомендованы для внесения в ГД», так что можно ожидать, что в ходе весенней сессии они таки будут приняты.

Выслушав доклад подчиненного, Андрей Фурсенко заметил, что в 2008 году фокус в законодательной деятельности должен быть перенесен с образования на науку, и поинтересовался, есть ли конкретные планы у профильного департамента.

Оказалось, есть, и немало. Прежде всего, нужно создать правовую основу для развития национальных исследовательских центров, ориентируясь на пилотный проект Курчатовского института. В целях оперативности и простоты институциализировать данное начинание планируется в форме указа Президента и постановлений правительства, тексты которых уже проходят согласование. Кроме того, нужно прояснить значение понятия «фонд» для гармонизации существующей грантовой системы с Бюджетным и Гражданским кодексами. Наконец, не забыта и работа по введению новых налоговых льгот для инновационных компаний, но тут (по традиции) последнее слово остается за Минфином.

Радует, что позиция Минобрнауки по развитию инновационной инфраструктуры высказана четко: нужно оперативно разрешить создавать вузам малые инновационные компании.

Муки согласований и плоды реализации

Обсуждение итогов первого года реализации ФЦП по науке и технике на 2007-2012 гг. происходило в более тесном кругу, хотя тема была не менее важная.

Предваряя выступление зам. главы Роснауки Александра Клименко, г-н Фурсенко попросил «не стесняться и говорить о проблемах все». Стало ясно: проблем много, но есть и существенные успехи.

Нынешняя ФЦП по науке и технике – продолжение ФЦНТП 2004-2006 гг., - масштабной госпрограммы целевого конкурсного финансирования поисковых и ориентированных научных исследований и коммерциализации их результатов. Ее главная и пока недостижимая задача – с помощью механизмов частно-государственного партнерства запустить российскую инновационную систему в свободное (рыночное) плаванье. Как раз с перечня проблем, не позволяющих это сделать в полной мере, и начал г-н Клименко.

По мнению Роснауки, главные сложности в реализации ФЦП кроются в известном ФЗ №94, регулирующем госзакупки, в т.ч. проходящие в форме конкурсов.

- Мы и ранее ощущали его несовершенство, но в полной мере все «прелести» оценили только в этом году, - посетовал Александр Клименко.

«Прелести» закона о госзакупках заключаются в следующем:

- ФЗ №94 запрещает включение в конкурс требований по привлечению внебюджетных денег, что подрывает пресловутое ГЧП. Варианты двухступенчатых конкурсов, предлагаемые МЭРТ, курирующим закон, в Роснауке квалифицируют как «совершенно фантастические»;

- по закону доминирующим фактором (его вес - 55%) в определении победителя конкурса признается предложенная цена, что абсурдно для науки, особенно когда речь идет о сложнейших установках стоимостью в десятки миллионов рублей;

- официальные сроки экспертизы составляют 10 дней, что также в корне ненаучно. В Европе, по сведениям г-на Клименко, на экспертизу отводится 3 месяца;

- неоднозначна ситуация с несколькими победителями, при том что такая форма конкурсов получает в ходе ФЦП все большую популярность.

Кроме 94 ФЗ, ставшего уже притчей во языцех, наладить нормальную инновационную систему мешает отсутствие закона о передаче технологий: по ряду фактов закрепления прав на интеллектуальную собственность (ИС) за исполнителями Роснауке уже предъявила претензии Генпрокуратура.

Есть проблемы и в самой схеме целевой программы. Из-за того, что она «рождалась в муках» согласований, был принят ряд компромиссов, за которые теперь приходится расплачиваться. Прежде всего, речь идет о минимальной сумме контракта, которая явно завышена и не позволяет получить финансирование многим интересным проектам.

Самым удачным в реализации ФЦП стало ее финансирование, которое должно к 31 декабря достигнуть 99.98% от назначенного, что весьма впечатляет в сравнении с программами других ведомств, многие из которых не дотянули и до 40%.

В сравнении с 2006 годом объем программы был существенно увеличен. Вместо 7 млрд. рублей теперь распределяется 11, зато заметно – с 35 до 22 - сократилось число ее мероприятий. Конкурс вырос за счет лотов с несколькими победителями, достигнув в блоке генерации знаний 4 участников. Заметно увеличилась стоимость контрактов.

– Теперь мы имеем полное право требовать от финансируемых организаций достижений в полном объеме, - отметил г-н Клименко.

Лидером по объему выигранных средств в 2007 стала РАН с 2,5 млрд., 2,3 млрд. получили организации без ведомственной принадлежности, еще 2 млрд. – подведомственные самой Роснауке.

Максимальное число заявок подали ученые юга России, они же оказались в числе самых слабых. Традиционно лучше всех показали себя сибиряки (28% удовлетворенных заявок). Неожиданностью стал провал УрФО с 15% победивших.

Общая эффективность программы остается пока весьма низкой. Из 10 целевых индикаторов ФЦП был выполнен лишь один, и достигнуты только 3 из 6 показателей социальной эффективности программы. Александр Клименко пояснил, что картина изменится к апрелю, когда в Роснауку придут отчеты от большинства исполнителей: «все будет существенно лучше». Позитивный факт состоит в том, что, судя по показателям, очень неплохо идет процесс привлечения молодежи в науку.

Несомненным успехом стало проведение ряда конференций по всем научным тематикам программы, которые стали одними из крупнейших в стране. Есть и конкретные практические достижения – фторопласт с увеличенной в 10.000 раз износостойкостью (разработанный, впрочем, еще до 2007 года) и цилиндр с уникальным магнитным полем, позволяющий в несколько раз повысить мощность электродвигателей при сохранении их размера.

Александр Хлунов назвал уровень реализации ФЦП «неплохим», добавив, что она обладает системностью и осмысленностью.

Коснувшись проблемы экспертизы заявок, он признал, что поступает много жалоб о непрозрачности конкурсной системы и предложил создать базу данных по заявкам на формирование тематик лотов по аналогии с БД по самим конкурсам. Стоит также «подумать о возможности отправки сообщений с указанием причин отклонения заявок».

Глава Роснауки Сергей Мазуренко отреагировал жестко: «публика сама должна учиться работать, все видят только деньги. Как вирусы привыкают к новым лекарствам, так и ученые привыкают к конкурсам».

Другой поток возмущенных писем связан с правилами пользования уникальными приборами в центрах коллективного пользования. В МОН предлагают четко прописать условия допуска к нему сторонних лиц и ограничить время работы для сотрудников базовой организации.

О проблеме индикаторов г-н Хлунов высказался критично.

– Печаль в том, что мы сами их и ввели… низок уровень исполнительской дисциплины.

Масла в огонь критики попытался подлить руководитель Роспатента Борис Симонов: обследовав 600 исполнителей, его сотрудники посчитали, что в 590 случаях налицо грубые просчеты в работе с интеллектуальной собственностью – многие просто ничего не патентуют. По его мнению, в каждый лот, так или иначе направленный на коммерциализацию, надо включать обязательное патентное исследование, чтобы не давать деньги на изобретение уже давно работающего на Западе.

- Почему же ничего не сделано, Борис Петрович? Ведь вы же уже несколько лет руководите Роспатентом? - укротил Симонова Андрей Фурсенко.

За недочеты несем ответственность все мы – добавил министр – но программа, я считаю, была удачной – сегодня мы имеем итоги совершенно другого уровня, чем 5-6 лет назад, поднят важный пласт проблем. Что касается 94 ФЗ, то тут у нас есть новый союзник – Эльвира Набиуллина готова решить вопрос оперативно, если мы быстро и аргументировано представим наши претензии, показывающие научную специфику. Если такой специфики мы не продемонстрируем, придется учиться работать на общих условиях.

Что касается индикаторов, то они должны быть конкретными и жесткими, а то все расползется. Нужно заставлять себя идти внатяг… Инновационной экономики, образно говоря, у нас нет, и вместе с тем мы иногда [говоря о науке ради науки] уподобляемся в риторике коллегам из РАН, но мы знаем, что из этого получается и что за этим прячется.

Среди отраслевых инновационных ФЦП мы – лидер по привлечению внебюджетных средств, и надо двигаться дальше. Индикаторы [в т.ч. по внебюджетным деньгам] я готов пересматривать только в сторону ужесточения.

Обсудить на форуме
researcher@